Где грузовик называют «камион»

Вот здесь встретилось интересное обсуждение о том, в каких европейских странах «грузовик» называют camion. Слово это оказалось распространённым настолько, что изучающими определённые языки порой воспринимают его как одно из слов «настолько интернациональных, что кажется, что они в русском тоже есть». Небольшое лингвистическое исследование показало, что «камионом» грузовик называют строго в южной половине Европы, а в северной — нет. В частности, слово camion есть во всех романских и в южной половине славянских языков, а вот в германских — только во фламандском (бельгийском нидерландском) под влиянием французского, на котором говорит южная половина Бельгии.

camion
Во всех этих языках слово camion заимствовано из французского, в котором этимология этого слова неясна. Французский Викисловарь приводит две версии. Первый связывает это слово с северным диалектным вариантом слова chemin «дорога», происходящего от позднего народно-латинского слова галльского происхождения cammīnus (отсутствовавшего в классической латыни, где «дорога» было via). В парижском диалекте старофранцузского, который позднее лёг в основу литературного французского языка, латинское начальное ca- переходило в cha- (cattus → chat «кот», cantāre → chanter «петь»), в северных нормандских диалектов оставалось ca-. Вторая версия возводит слово camion к латинскому chamulcus «грузовая тележка», происходящее от греческого χαμουλκός (chamoulkós) с тем же значением. 

 

Тайны японской омонимии

Все, кто хоть немного интересовался японским языком, знают, что одна из его главных характерных черт — жуткая омонимия. Например, kami может означать «бог» (как в слове камикадзе, буквально «божественный ветер»), «бумага» (как в слове оригами, буквально «сложенная бумага»), «волосы», а слово hashi — «мост», «край» или «палочки для еды» (пример фразы со всеми тремя словами — Hashi-o motte hashi-no hashi-o hashitta «Держа палочки для еды, бежал по краю моста»). Есть и ещё более омонимичные слова. Например, kyōkōкириллической записикё:ко:) может быть одним из нескольких десятков омонимов со значением «преступление», «решительное осуществление», «экономический кризис», «страх и трепет», «папа римский» и пр. Предположительно, именно по этой причине японцы так и не перешли со своих иероглифов на латиницу, хотя им настойчиво предлагали это сделать американцы, оккупировавшие Японию после окончания Второй мировой войны. Ведь иероглифы позволяют различать омонимы хотя бы на письме, ибо разные слова с одинаковым звучанием записываются разными иероглифами.

Однако в чём же причина такой дикой омонимии в японском? С английским или французским понятно, там в ходе многочисленных фонетических изменений совпали в произношении слова, которые исторически звучали по-разному. В японском же дело прежде всего в многочисленных заимствованиях из китайского языка, который для средневековой Японии был таким же письменным языком и языком науки, религии и образования, как латынь для средневековой Европы. Собственно, и иероглифы японцы тоже заимствовали у китайцев, дополнив своими слоговыми азбуками (каной). Однако китайский язык фонетически гораздо богаче японского, поэтому однотипные, но разные китайские слоги при заимствовании в японский вынужденно передавались одним и тем же слогом (например, китайские слоги kang, hang, kong, hong в японском обычно имеют вид ). Плюс к тому за прошедшую с момента заимствования тысячу с лишним лет произошло упрощение произношения слогов в самом японском языке, в результате чего даже те китаизмы, которые при заимствовании в японский звучали немного по-разному, в современном японском всё равно совпали в произношении. Вот здесь приводится показательный пример исторической эволюции произношения 45 омонимов, которые в японском произносятся одинаково как kōshō, а в старояпонском языке ещё различались в произношении в 10 разных чтениях (хотя уже тогда многие разные по звучанию китайские слова при заимствовании в японский произносительно совпали):
Читать далее…

Необычное английское слово

Наверняка все слышали о фильме «Выживший», за главную роль в котором Леонардо ди Каприо наконец получил «Оскар» (или «получил «Оскара»?» — не уверен, как правильнее). Но только сейчас у меня дошли руки поинтересоваться, как же он называется в оригинале. Разумеется, я на сто процентов был уверен, что по-английски фильм называется The Survivor. А вот фигвам. Называется он таким словом, которое несмотря на перелопаченные за пять лет университета горы англоязычной классической литературы в оригинале мне ни разу не попадалось. Далее процитирую Википедию:

revenant (1)

Revenant

Revenant

Этого слова, несмотря на его весьма прозрачную этимологию (от латинского re «снова» + ven- «приходить» + -ant «суффикс причастия прошедшего времени», т.е. «возвращающийся»), нет в классическом «Англо-русском словаре» Мюллера. Lingvo о нём что-то знает, но только в англо-английском разделе:

PMtsv3jIbsg
На первый взгляд может удивить, почему у этого слова суффикс -ant, а не -ent, ведь в латыни суффикс -ent- был только у глаголов на -are, а тут глагол на -ire (venire, revenire), у которого, как и у однокоренного слова convenient или слов типа intelligent, president, incident должен бы быть суффикс -ent. -Ant выдаёт с головой, что слово было заимствовано не из латинского, а из французского, где суффикс -ant распространился на все типы спряжений (venir «приходить» — venant «приходящий»). И действительно, французский раздел Lingvo знает о слове revenant гораздо больше английского:

4HbnM05jk_s
Вот такое вот интересное слово пополнило теперь лексикон поклонников американского кинематографа.

О восточнославянских фамилиях

Читаю тут учебник по ономастике (науке об именах) моей бывшей преподавательницы Татьяны Викторовны Шмелёвой (кстати, выступавшей в этом году на Новгородском фестивале языков). Всё очень интересно и доступно изложено и читается на одном дыхании. Вот, например, пассаж о восточнославянских фамилиях:
shmeljova-onomastika

К собственно русским фамильным формантам примыкают иноязычные по происхождению, но распространённые в русском обществе украинские суффиксы -ко, -(ен)ко и -ук (юк), первоначальное грамматическое значение которых 'маленький', а затем 'сын того, кто назван корнем'. Так, Петренко – это маленький Петро, или сын Петра (ср. русский суффикс -ёнок в значении 'детёныш': котёнок и чертёнок, а также слово дитятко), а Федосюк – сын Федоса (ср. русскую фамилию Федосов). В белорусских фамилиях закрепились как фамильные форманты суффиксы «дитя» -ёнок – Тарасёнок; отчества -ович (евич): Мицкевич, Адамович¹.
<…>

Для нестандартных фамилий важна их форма: если они напоминают русские существительные мужского или женского рода (Фридман, Петросян, Окуджава, Куросава), то они склоняются, когда речь идет о мужчинах, и не склоняются, когда речь идёт о женщинах. Ср.: статья Сергея Брутмана, песни Окуджавы, фильмы Куросавы и письма Ольги Фрейденберг. Все остальные нестандартные фамилии не склоняются ни в одном из родов: с Алексеем Петренко и Алёной Приходько, с Махатмой Ганди и Индирой Ганди. В результате фамилии создают значительное по объему поле неизме- няемости, поддерживая тенденцию к аналитизму в изменении русского языка, отмеченную в XX столетии. О том, что она сформировалась именно в это время, говорят многочисленные факты склонения фамилий в текстах
XIX века, приведённые в книге Л. П. Калакуцкой: даже в конце века писали: обратились к Никитенке, повесть Сергеенки, поклон Иваненке.

___________________________

¹ Считается, что распространённый в польских фамилиях суффикс -icz (Mickiewicz, Tomaszewicz) заимствован из восточнославянских языков, иначе восточнославянскому [ч] в нём бы закономерно соответствовало западнославянское [ц], т.е. суффикс имел бы форму —ic. Ср. сербское -ић, где -ћ [ч’] соответствует западнославянскому —c [ц], но не —cz [ч]: ноћ — noc «ночь», већ — więcej «больше».

Из существительного «дом» — предлог «у»

Чего только удивительно не скрывается в этимологиях… Читаю в подаренном мне на очередном Новгородском фестивале языков сборнике лингвистических статей «Acta Linguistica Petropolitana»:

Например, французский предлог chez «у» … является результатом грамматикализации существительного casa «дом».

А вы говорите, переход «погружать» → «идти» в румынском странный… Зато французы не остались без предлога «у» («у кого-то»), в отличие от остальных западнороманцев, которые и латинское apud потеряли, и ничего нового вместо него не придумали.

Было «погружать», стало «идти»…

Am să te chem să mergem printre nori…
O-Zone

Я вроде бы за свою жизнь видел много разных семантических переходов в разных языках, но не до такой же степени, чтобы слово меняло своё значение с «погружать (в жидкость)» на «идти»! Причём этот семантический сдвиг даже Викисловарь не может объяснить.

merge
Исходный латинский глагол mergĕre «погружать (в жидкость)» можно найти, например, в английских глаголах emerge «возникать» (букв. «всплывать», e- = ex- «из-«) и immerse (от латинской формы причастия прошедшего времени mersum).

Из «дигитум» в «дуа»

На очередном онлайн-фуршете Артемия Лебедева, где пользователи имеют возможность в комментариях задавать друг другу любые интересующие их вопросы и отвечать на них, прочитал такой вопрос:

Вопрос лингвистам - почему языки упрощаются? К примеру, разнообразные падежи, и прочие сложные спряжения глаголов исчезают, произношение упрощается (следы видны только в написании, типа daughter). Или на примере французского языка - эволюция произношения слова "палец" digitum digitu digtu dijtu dijt dejt deit doit doét dwet dwe dwa. Из гордого "дигитум" выродилось в "д[у]а".
(оригинал)

А как бы вы ответили на такой вопрос? Приведённая в тексте подробная словообразовательная цепочка, кстати, особенно ценна.