Финскоговорящий билетный автомат

Сегодня автомат по продаже билетов на железнодорожном вокзале Великого Новгорода вдруг заговорил по-фински.

Lipun myynti = продажа билетов¹.
Sekä muut junat = и другие поездá.
Osta lippu = купи билет.
Tulosta lippu = распечатай билет.
___________
¹ буквально: билета продажа. Согласно Викисловарю, финское myynti «продажа» к немецкому Münze «монета» или английскому mint «монетный двор» никакого отношения не имеет.

IMG_2169
По иронии судьбы, сверху на терминале была приклеена бумажка с надписью вполне по-русски: «Терминал временно не работает». Tervetuloa Venäjään.

Реклама

Тёёёё

Просто понравилась заметка (оригинал). Эстонский, однако, будет даже покруче финского с его «тяя эй оо». Верно говорят про прибалтийско-финские языки, что на них порой «текст выглядит так, как будто на клавиатуре кто-то попрыгал».

tooo

Если кому интересно, почему финские työ и yö переходят в эстонском в töö и öö, рекомендую прочитать статью Вячеслава Иванова aka amikeco «Чем отличаются финский и эстонский?» и дополнение к ней «Postimees, я понял!»
——————————
¹ финское y читается как немецкое ü, в соседнем карельском так и пишется ü.

Название «Русь» у финнов, шведов и славян

Товарищ по лингвоманскому цеху Пётр Савельев, презентовавший на прошлогоднем Фестивале языков в Великом Новгороде финский и чешский языки, а ныне проживающий в Швеции в пригороде Стокгольма, опубликовал на своей странице вКонтакте интересный этимологический экскурс. Привожу его здесь с сокращениями.

А известно ли вам?

… что слово «ryssä» финны заимствовали у шведов (ryss), которые заимствовали его у русских (рус), которые заимствовали его у финнов (ruotš, ruotsi), которые заимствовали его у шведов (rōþs)?

Давно хотел выложить эту статью из «Nykysuomen etymologinen sanakirja» (этимологического словаря современного финского языка), но руки не доходили перевести на русский. Теперь выкладываю. Статья про финское название Швеции, Ruotsi.

Ruotsi.

У слова есть точные этимологические соответствия в западных близкородственных языках, например водское «Roottsi», эстонское «Rootsi», ливское «Rūoťš-mō» ”Швеция”. Напротив, в восточной группе языков аналоги слова «ruotsi» обозначают обычно Финляндию и финнов или лютеран, например карельское прилагательное «ruottšalaine» обычно обозначает финский или лютеранский, реже шведский, и людиковское карельское «ruotš» обозначает финна или лютеранского пастора. В вепсском языке слово появляется лишь в составе топонима «Roťśide koumad», ”Шведские могилы”.

Название, вероятно, произошло от древнешведского слова «* rōþs-», которое этимологически родственно с глаголом, обозначавшим ”грести”; в современном шведском это «ro» (англ. row). «Гребная земля» была когда-то на морском берегу Uppland и Östergötland, её же обязанность была в обеспечении флота гребцами. В язык прибалтийских финнов слово «ruotsi», вероятно, проникло во времена викингов, когда шведские варяги пересекли Финский залив на восток и основали колонии, в том числе на Новгородской земле. Карельское и людиковское слово, согласно семантическому анализу, заимствовано из финского. Последовательное применение названия «Ruotsi» по отношению к Шведскому королевству в литературном финском языке начинается со времени Агриколы (переводчика Библии на финский язык и основоположника современного финского языка, жившего в XVI веке)

Из языка прибалтийских финнов слово распространилось во многие прочие языки, и когда шведские варяги, основавшие восточные крепости, постепенно обрусели, слово «ruotsia» получило также значение ”русский”. Таковы прибалтийско-финские заимствования, например, в саамский «ruoš'ša», в коми «roťś» и удмуртский «ďźuťś». Из пермско-финских языков слово было заимствовано далее в обско-финноугорские и самоедские языки. Русское слово «ruś» и образованное из него «russkij» также изначально пошли от прибалтийских финнов. Из русского языка слово заимствовано в некоторые родственные финскому языки, например мордовское «ruz» и марийское «ruš», а также в языки алтайской группы, например татарское «урус» и калмыцкое (монгольское) «орос»; венгерское «orosz» заимствовано из турецкого языка (в современном турецком Rus). Из русского пошло также шведское «ryss», которое финны в свою очередь заимствовали из шведского в форме «ryssä»⁵. В литературном финском слово «ryssä» в первый раз употреблено для обозначения русских в поэме 1702 года, которую Андреас Ашелинус посвятил битве под Нарвой. Однако в отличие от шведского, где «ryss» — самое обычное и нейтральное слово для обозначения русского человека, в современном разговорном финском слово «ryssä» имеет исключительно отрицательные коннотации, как «москаль» в украинском.

Склонения финских числительных

Благодаря встреченному мною недавно вКонтакте финскому учебному диалогу я наконец-то, спустя три года после того, как самостоятельно поизучал основы финской грамматики, прояснил для себя склонение финских числительных. Оно оказалось намного проще, чем я думал.

Как я выяснил ещё на самом первом этапе своего знакомства с финским, можно сэкономить много времени, усилий и места в голове, если свести «неочевидные» типы склонений финских существительных к самому простому и распространённому способу склонения исконных существительных на i  (с переходом i → e: rvi «озеро» — род.п. rven, партитив rveä, внутр.местн.п. rvessä и т.д.) Если мы рассмотрим склонения финских числительных, окажется, что их тоже можно свести к простейшим типам склонений на i или a(ä), к которым тупо приклеиваются одни и те же падежные суффиксы без каких-либо чередований согласных на конце основы (кроме самых очевидных типа t → d в закрытом слоге). Для этого нужно просто мысленно заменить начальную форму слова на другую и склонять эту воображаемую форму:

  • yksi «один», kaksi «два» — склоняются как *yhti, *kahti: род.п. yhden/kahden, партитив yhtiä/kahtia, внутр.местн.п. yhdessä/kahdessa и т.д.
  • kolme «три» — склоняется как *kolmi: kolmen, kolmea, kolmessa и т.д.
  • neljä «четыре» — склоняется как обычное существительное на a(ä): neljän, neljää, neljässä и т.д.
  • seitsemän «семь», kahdeksan «восемь», yhdeksän «девять» — склоняется как если бы у них не было конечного -n, т.е. как *seitsemä, *kahdeksa, *yhdeksä: seitsemän/kahdeksan/yhdeksän, seitsemää/kahdeksaa/yhdeksää, seitsemässä/kahdeksassa/yhdeksässä и т.д.
  • kymmenen «десять» — склоняется как *kymmeni: kymmenen, kymmenessä и т.п. Особняком стоит только партитив, форму коротого надо запомнить: kymmentä (вместо ожидаемого *kymmenea, как и в некоторых других подтипах существительных со склонением на i).

Особо следует выделить только  числительные viisi «пять» и kuusi «шесть», которые склоняются по особому типу существительных на si (vesi «вода», uusi «новый»), т.е. с чередованием si → —de-: viiden/kuuden, viittä/kuutta, viidessä/kuudessa и т.д.

Составные числительные, обозначающие десятки и сотни, в финском образуются легко: 20 = kaksikymmentä «два десятка», 300 = kolmesataa «три сотни». Обратите внимание, что kymmenen «десять» и sata «сто» в таких числительных стоит в партитиве, как и любое существительное при числительном в финском: kaksi lippua «два билета», kolme miestä «три мужчины».

Но главная особенность финских составных числительных состоит даже не в этом, а в том, что при склонении у них, как и в русском, изменяются обе части: viidensadan «пятисот»,  kuudessakymmenessä «в шестидесяти».

 

 

Финско-шведское двуязычие

Интересный пассаж про финско-шведское двуязычие (источник):

На протяжении всего периода независимости в Финляндии сохраняется два государственных языка – финский и шведский, хотя шведоязычное население составляет весьма незначительное меньшинство. Причины двуязычия страны уходят своими корнями в историю. Со времен средневековья до самого XIX века Финляндия входила в состав Шведского королевства. Все власть имущие были шведоязычными, поэтому владение шведским языком было обязательным условием поступления в университет или на государственную должность. И хотя в 1809 году Финляндия вошла в состав Российской империи, позиция шведского языка как языка культуры сохранилась – финский язык получил статус государственного языка лишь в 1863 году. У многих представителей шведоязычного населения, живущих в Финляндии уже в течение многих поколений, не осталось никаких связей со Швецией. Когда в XIX веке молодая нация находилась на этапе духовного самоопределения, многие просвещенные представители шведоязычного населения активно поддерживали развитие финского языка и культуры. Один из тогдашних шведоязычных деятелей произнес бессмертные слова: «шведами мы не являемся, русскими мы не станем – так давайте же будем финнами». Некоторые представители шведоязычного населения начали из идеологических соображений говорить по-фински, несмотря на скудный словарный запас, и даже поменяли свои имена и фамилии на финские. На рубеже XIX и XX веков разразились бурные языковые конфликты, в результате которых, по обретении страной независимости, право шведоязычного населения на собственный язык было решено гарантировать законом.

Шведоязычные финны сохранили свой язык и свою культуру, однако вовсе не считают себя шведами. Они составляют весьма жизнеспособное меньшинство с собственным телеканалом, газетами, школами и детскими садами, обществами, организациями и даже активной политической партией.

Синтаксис решает

На днях увидел на каком-то канале какой-то очередной новый российский фильм про Великую Отечественную. Там герой, владеющий шестью европейскими языками, изучает финский и говорит, что тот ему даётся с трудом. А преподавательница ему отвечает:

— Это потому что все предыдущие европейские языки вам мешают. Вот в данном случае лучше бы вы других языков совсем не знали, было бы легче.

seni-sevmekle-basladi-hersey

Собственно говоря, для меня это утверждение не явилось открытием, ибо я когда-то и сам испытал то же самое при попытке познакомиться на поверхностном уровне с турецким и финским (единственными неиндоевропейскими языками, которые я пытался освоить). Грамматика у них усваивается легко, лексику запомнить пусть и трудно, но тоже можно, но вообще-совсем непривычный синтаксис всё убивает. В результате, поштудировав самостоятельно по паре месяцев турецкую и финскую грамматику и базовую лексику, я не могу нормально понимать аутентичные (письменные) фразы на этих языках. Ведь при устоявшихся индоевропейских языковых привычках финском надо наловчиться у каждого слова восстанавливать начальную форму по данной личной/косвенной форме с учётом всевозможных чередований на конце основы, а в турецком — делить не только предложение на отдельные слова, но и слова на составные части (корень и два-три-четыре аффикса), каждая из которых может соответствовать по значению целому слову в русском и других индоевропейских языках. Плюс совершенно другой синтаксис в целом, в результате которого предложение со значением «Всё началось с тех пор, как я полюбил(а) тебя» в турецком может иметь вид «Тебя полюбив началось всё» (привет латыни). В общем, пусть в этом всём разбираются любители «непрозрачных» языков, а я буду учить литовский и таджикский :)

Финский кофе

В соседнем доме уже некоторое время существует магазин финских продуктов питания (кофе, шоколадки и всё такое). Видимо, его владельцы напрямую закупаются в Финляндии, т.к. продукты явно не для экспорта в Россию и с надписями только на английском, финском и шведском. Снова можно почувствовать себя на минутку в иноязычной среде, никуда при этом не выезжая:

suomen-kahvi

Рассматривая этикетки, обратил внимание на название Juhla, подозрительно напоминающее шведское Jul «Рождество». Придя домой, посмотрел в словаре, и оказалось, что juhla — это «праздник»; Викисловарь подтверждает его общую скандинавскую этимологию со словом Joulu «Рождество». А на упаковке финской версии кофе Nescafé обнаружил надпись pehmeä maku, что, как оказалось, значит «мягкий вкус».

Кстати, в этом магазине есть товары не только финские, но и немецкие, итальянские и т.п. — в общем, раздолье для лингвомана :) Так, разглядывая немецкие надписи на банках с вареньем, я внезапно узнал, как будет по-немецки «чёрная смородина» — schwarze Johannisbeere, т.е. буквально «чёрная Иванова ягода».

Купил пачку кофе со звучным названием Presidentti. По сравнению с нашими магазинными кофе стоит дорого, посмотрим, какой он на вкус и насколько эффективен как средство поддержки тонуса во время изматывающей переводческой работы :) Но упаковку с финским текстом в любом случае себе сохраню.