«Пази на воз»

Проблема взаєморозуміння слов’янських мов цілком вигадана.
Из одной личной переписки

Все славянские языки суть диалекты друг друга? Ну-ну… Даже если не брать тексты, специально написанные как непонимаемые для носителей соседних языков (перевод, если интересно, тут), то некоторые надписи вообще кажутся то ли бессмысленным набором слов на родном языке, то ли просто бессмысленным набором слов.

Вот тут, например, нашёл такую интересную табличку:


На первый взгляд кажется, что это какая-то бессмысленная «глокая куздра» на русском. Лишь приглядевшись, можно заметить несвойственную для русского языка букву J, позволяющую предположить, что это, скорее всего, сербский. И действительно, это сербская табличка на переходе через железнодорожные пути, означающая «Берегись поезда (буквально «Смотри на поезд»), не трогай ограждение!» А мне, не знающему сербского, почему-то казалось, что Не дирај браник должно означать что-то типа «Не дёргай тормоз» :)

А с белорусского вот эту социальную рекламу переведёте, никуда не заглядывая?

Реклама

«Спи, Белград»

После этой песни сербского исполнителя в жанре «турбофолк» Александра Вуксановича (Александар Вуксановић / Aleksandar Vuksanović), более известного под псевдонимом Аца Лукас (Aca Lukas), начинает нестерпимо хотеться сделать две вещи: начать учить сербский и посетить Белград. Кстати, в сербском ударение в названии этого города неожиданно падает на оБеóград. Хотя это о является результатом вокализации л в позиции «на конце слова или перед согласным» (ср. био «был», дао «дал», анђео [андж’ео]«ангел»), но кто из носителей сейчас об этом помнит?.. :)

За перевод спасибо Денису Леонтьеву.

Спаваj Београде

Тама грли Шумадиjу испод Авале
све су среће и све туге
давно заспале
само ниjе она
што ме свуда пратила
док ме ниjе
у Србиjу опет вратила

Сто граница прешао сам
градова без броjа
ал’ ме нису преварили
jа знам светла твоjа
све улице твоjе памтим, сплавове, кафане
желим да се теби вратим
пре него што сване

Реф. 2x
Девет живота сам потрошио с ногу
спаваj, Београде
кад већ jа не могу

Сто граница прешао сам
градова без броjа
ал’ ме нису преварили
jа знам светла твоjа
све улице твоjе памтим, сплавове, кафане
желим да се теби вратим
пре него што сване

Реф.

Твоj дах к’о анђео
заувек ме прати
не могу умрети
док ти се не вратим

Спи, Белград

 

Тьма накрывает Шумадию* из-под Авалы
Все удачи и все несчастья
Давно уснули.

Только не та,
Что всегда была со мной,
Пока меня
В Сербию обратно не вернула.

Сто границ я перешёл,
Городов без числа.
Но они меня не обманули,
Я знаю твои огни,
Все улицы твои помню, паромы и кафе.
Желаю к тебе вернуться
До того, как стемнеет.
Припев 2x
Девять жизней я провел на ходу.
Спи, Белград
Когда я уже не могу

Сто границ я перешёл,
Городов без числа.
Но они меня не обманули,
Я знаю твои огни,
Все улицы твои помню, паромы и кафе.
Желаю к тебе вернуться
До того, как стемнеет.

Припев.

Твоё дыхание как у ангела,
Всегда меня сопорвождаешь,
Не могу умереть,
Пока к тебе не вернусь.

* Шумадия — историческая область в центральной Сербии с центром в городе Крагуевац.

** Авала — невысокая гора в Центральной Сербии в 16-17 км к югу от Белграда.

Вучик или Вучич?

В среде урбанистов известен американский транспортный эксперт сербского происхождения Вукан Вучик (посмотреть на него можно, например, здесь). И вот в один прекрасный момент у меня закралось подозрение, что Вучик — это так произносят его фамилию американцы, закономерно прочитывающие конечный c как [к], а на самом деле он Вучич, т.к. практически все сербские фамилии оканчиваются на -ич. Спросил у знакомых балканистов — да, так и есть, Вучич (Vučić, в кириллическом написании Вучић, где č/ч — твёрдый [ч], а ć/ћ — мягкий [ч’]). По-видимому, эта фамилия соответствует русской фамилии Волков, так как столь часто встречающееся в сербских именах слово вук (как в имени родоначальника современного сербского литературного языка и сербской кириллической орфографии Вука Караджича) означает «волк».

Хотя англоязычные ещё и не так могут искажать имя. Достаточно вспомнить, как американский писатель Чак Палагнюк, фамилия которого (Palahniuk) выдаёт его украинские корни, стал Палаником.

Шесть языков вместо одного

Не секрет, что после распада Югославии каждая из новообразовавшихся стран стала считать свой региональный вариант прежде единого сербохорватского языка своим отдельным языком (не берём в расчёт только Словению, ибо словенский язык и раньше был чётко отдельным). Таким образом, появились сербский, хорватский, боснийский и черногорский языки. Но ведь разделение прежде одного языка на несколько разных (по-научному — глоттотомию) при большом желании можно продолжать практически до бесконечности, что и попытались сделать балканские юмористы, придумав для облегчения взаимопонимания жителей бывшей Югославии «новый сербско-хорватско-боснийско-герцеговинско-чёрнско-горский словарь — шесть в одном». Ролик на сербском, но основная суть понятна без перевода.