Инструкция по созданию носителей литературного языка

Предлагаю вашему вниманию полушуточную-полусерьёзную инструкцию о том, как сделать язык своего ребёнка максимально литературным и очищенным от регионализмов.

1. Оба родителя должны быть из разных регионов, чтобы дома ребёнок слышал не региолект конкретного региона, а койне, то бишь наддиалектный литературный вариант — иначе, если один из родителей будет употреблять регионализмы своего родного региолекта, он с большой вероятностью не будет понят другим родителем. Желательно, чтобы родители вообще были из разных частей страны, ибо, скажем, в Пскове и Новгороде одинаково называют бордюр поребриком, а в Новосибирске и Кемерово одинаково называют файл(ик для листа бумаги) мультифорой.

2. Жить желательно в городе, не являющемся родным ни для одного из родителей. Предпочтительны будут города, население которых состоит преимущественно из приезжих из разных концов страны: военные городки, промышленные моногорода и т.п. В результате жители города и на улице между собой вынуждены будут говорить на койне, а не на родных региолектах, чтобы быть правильно понятыми друг другом. Соответственно, ребёнок будет слышать койне и дома, и на улице.

3. Профит.

P.S. Проверено на личном опыте (как ребёнка).

Ютонг… пардон, Ютун

«Новгород.ру» опубликовали статью о новых китайских автобусах Yutong для новгородского «Автобусного парка» и… внезапно передали название автобуса, которое все по-русски тупо транслитерируют с английского как «Ютонг», по общепринятой системе передачи китайских названий в русском языке (системе Палладия) – «Ютун». Хотя, казалось бы, писали статью не лингвисты :)

Захват-1
Автор статьи, новгородский блогер-путешественник Михаил Кривый (кстати, автор очень познавательно блога о Новгородской области и разных странах мира mikhail.krivyy.com), очень просто объясняет данное решение:

poslushatjКак поясняют китаисты, китайский слог, который в английском языке передаётся как -ong, на самом деле произносится именно как [-uŋ] (ŋ — носовой звук как в английском king). Соответственно, название другой популярной китайской автобусной марки Zhong Tong (буквально «китайский путь») по-русски следует передавать как «Чжун Тун». Аналогично нужно помнить о разнице в русской и английской традициях передачи звуков и для японских названий: что по-английски Mitsubishi (система Хэпбёрна), то по-русски Мицубиси (система Поливанова). Хотя в данном случае соответствующий японский слог читается ближе к английскому shi, чем к русскому си.

И да, если кому интересно, Yu-tong/Ю-тун буквально переводится с китайского как «путь вселенной» или «путь поднебесной».

Тайна формы «звонит»

Тайна ударения в форме звонит раскрыта!.. Если верить Зализняку, то в переходных глаголов второго спряжения на ударное -и́ть (-áть, -éть) в личных формах ударение смещалось с окончания на корень, у непереходных (к коим относится и звонить) ударение так и оставалось на окончании.

udarenije
Это же объясняет, почему уже никто не говорит включи́́шь, включи́́т (хотя словаря продолжают с невероятным упорством фиксировать именно такое ударение в качестве нормативного), а только вклю́́чишь, вклю́́чит.

Подробнее — в научно-популярной лекции Зализняка «Из русского ударения».

«Без тамбурная»

Похоже, приставка без- на наших глазах снова становится одновариантной…

«Победю; нет, побежу…»

А ведь действительно, все парадигмы уже придуманы до нас. Ходить → хожу, водить → вожу, родить → рожу… Так какие могут быть сомнения по поводу того, какую же форму первого лица единственного числа выбрать для глагола победить — *победю, *побежу или *побежду?

«Запретить форму "побежу" разве не идиотская идея была? Так можно и "наврежу" на "причиню вред" заменить, и "напишу" - на "произведу написание", и "прочитаю" - на "осуществлю чтение", и вообще, можно выпилить из языка изменение глаголов по лицам и числам, сохранив спряжение лишь нескольких глаголов типа "делать", "производить", "причинять". Мне всегда было интересно, кому всё это нужно? Подобные маразматичные нормы ведь вводятся искусственно. Неужели очередной кандидатский или докторский высер стоит того, чтобы так примитивизировать язык?!»

(отсюда)

О восточнославянских фамилиях

Читаю тут учебник по ономастике (науке об именах) моей бывшей преподавательницы Татьяны Викторовны Шмелёвой (кстати, выступавшей в этом году на Новгородском фестивале языков). Всё очень интересно и доступно изложено и читается на одном дыхании. Вот, например, пассаж о восточнославянских фамилиях:
shmeljova-onomastika

К собственно русским фамильным формантам примыкают иноязычные по происхождению, но распространённые в русском обществе украинские суффиксы -ко, -(ен)ко и -ук (юк), первоначальное грамматическое значение которых 'маленький', а затем 'сын того, кто назван корнем'. Так, Петренко – это маленький Петро, или сын Петра (ср. русский суффикс -ёнок в значении 'детёныш': котёнок и чертёнок, а также слово дитятко), а Федосюк – сын Федоса (ср. русскую фамилию Федосов). В белорусских фамилиях закрепились как фамильные форманты суффиксы «дитя» -ёнок – Тарасёнок; отчества -ович (евич): Мицкевич, Адамович¹.
<…>

Для нестандартных фамилий важна их форма: если они напоминают русские существительные мужского или женского рода (Фридман, Петросян, Окуджава, Куросава), то они склоняются, когда речь идет о мужчинах, и не склоняются, когда речь идёт о женщинах. Ср.: статья Сергея Брутмана, песни Окуджавы, фильмы Куросавы и письма Ольги Фрейденберг. Все остальные нестандартные фамилии не склоняются ни в одном из родов: с Алексеем Петренко и Алёной Приходько, с Махатмой Ганди и Индирой Ганди. В результате фамилии создают значительное по объему поле неизме- няемости, поддерживая тенденцию к аналитизму в изменении русского языка, отмеченную в XX столетии. О том, что она сформировалась именно в это время, говорят многочисленные факты склонения фамилий в текстах
XIX века, приведённые в книге Л. П. Калакуцкой: даже в конце века писали: обратились к Никитенке, повесть Сергеенки, поклон Иваненке.

___________________________

¹ Считается, что распространённый в польских фамилиях суффикс -icz (Mickiewicz, Tomaszewicz) заимствован из восточнославянских языков, иначе восточнославянскому [ч] в нём бы закономерно соответствовало западнославянское [ц], т.е. суффикс имел бы форму —ic. Ср. сербское -ић, где -ћ [ч’] соответствует западнославянскому —c [ц], но не —cz [ч]: ноћ — noc «ночь», већ — więcej «больше».

«Не про тебя!»

Не первый и не последний пример того, как инославянские языки открывают глаза на родной. Меня всегда удивляло странное употребление предлога про во фразах типа «Хороша она, да не про тебя!» Всё становится на свои места, когда узнаёшь, что в чешском языке предлог pro означает «для» (čeština pro cizince «чешский (язык) для иностранцев»).