Богатые возможностями тоже плачут?

Суровая правда жизни.

lekcija

Реклама

Мы теряем город (перепост)

У Новгорода та же проблема, что и у Твери: близость одной из двух столиц вкупе с очевидным разрывом в материальных, досуговых и самореализационных возможностях высасывает из города людские ресурсы, в том числе и «сливки». Если бы я был чуть менее неприхотливым, мог переносить лязг колёс поездов метро, толпы людей, огромные времязатраты для перемещения по городу и стаи неформалов, вполне возможно, что и я бы сейчас обитал в северной столице, где можно изучать какой угодно язык на курсах (зачастую бесплатных), постоянно общаться в реале с друзьями по языковым и транспортным интересам, и зарабатывать достаточно для того, чтобы мой кругозор расширяла заграница да и на поездки по любимой необъятной Родине что-то оставалось. Но, как говорил Кант: «Делай так, чтобы твой поступок мог быть возведён во всеобщее правило». Если все будут уезжать из 100500 городов страны всего в два, то точно Тверь превратится в Мытищи, а Новгород — в какой-нибудь Коммунар…  А ведь нам всем хотелось бы совсем другого.

Оригинал статьи на tverwiki.ru >>

Мы теряем город (Павел Парамонов)

«… Надо понимать, что мы теряем город Тверь, и меня это сильно тревожит. Один из основных моментов моей деятельности заключается в том, что я хочу удержать своих детей здесь, и боюсь, что не смогу.

Вы хотите сказать, что еще лет 20 – и от Твери вообще ничего не останется? Две столицы поглотят нас?
– Без всякого сомнения. Тверь превратится в Мытищи. Вы хотите жить в Мытищах? Вот взять французский Гренобль, промышленный, научный и университетский центр. В три раза меньше населения, чем в Твери. Захотят ли остаться в Гренобле? Захотят. Практически треть жителей – студенты. Наш город еще можно реанимировать. Хотя и общие тенденции пессимистичны. Я неоднократно слушал лично выступления профессора Московского архитектурного института, знаменитого урбаниста Вячеслава Глазычева. Он доказывает, что треть российских городов потеряет свое значение. Понятно, что тяжело будет сопротивляться московской конгломерации.

– Вы много ездите за границу. Как там складывается ситуация с аналогичными Твери городами?

– Город должен выбрать стратегию своего развития. Возьмите Кембридж, один из старейших университетских центров Европы! Или Реймс, город королей, родину шампанского. Они сходны с Тверью по некоторым позициям. Но уровень и качество жизни там совсем другие. Честно говоря, столица Верхневолжья по европейским меркам – крупный город. И потенциал его достаточно велик. Было бы желание у власти развивать его – вот в чем вопрос. Проекты, мероприятия носят штучный характер, той самой стратегии не видно. Ее просто нет.

К сожалению, сколько я здесь живу, не произошло ничего такого, что бы дало какой-то импульс. Правда, есть исключение – это проект «Большое Завидово». Зашел серьезный игрок, самое главное, с длинным горизонтом. Это те же люди, которые сделали Красную Поляну, купив в свое время какой-то кусок земли в горах, и чем это закончилось? Олимпиадой! Событием мирового масштаба. А ведь это была инициатива частного лица. Сейчас в Завидове появился «Рэдиссон», курорт мирового класса, гольф-клуб. Да, там пока мало народу, но владельцы спокойны как танки. Они планируют все на 30 лет вперед, и у них все получится, каким бы абсурдным это не казалось со стороны.

В Твери никто не ставит такой амбициозной цели. Благоустройство до 2030 года – это ничто! Разве ради этого стоит жить, растить детей, творить? Ладно, хоть стали подметать, это правильно, но недостаточно в современном цивилизованном мире. Этим не удержать наших детей здесь. Или конечная цель – превратить Тверь в город пенсионеров? Бульвар Радищева в том виде, в котором он предстал после реконструкции, для меня точно не подходит, а уж для детей тем более. Простенько, зато чисто, все покрашено. Какая-то армейская логика. Это очень плохо для города. Потому что на многие года город останется скучным. И это убивает город..."

фрагмент интервью с Павлом Парамоновым (журнал «Реноме»)

Лучший город

Этот город — самый лучший город на земле… 

На днях в очередной раз убедился, что живу в самом лучшем для себя городе. Надо было отправить кое-какие документы в областной Департамент транспорта. Отправил их по электронной почте, на следующее утро встаю, как обычно перед работой проверяю почту, смотрю — оказывается, надо ещё завезти оригиналы. До начала работы остаётся час. За этот час я успеваю:

— включить компьютер и принтер, всё быстренько распечатать;
— собраться, добежать до остановки, проехать на автобусе пару остановок до обладминистрации;
— забежать туда, минут десять подождать, пока ко мне выйдут забрать документы (там жёсткий пропускной режим, дальше холла просто так не пройти);
— пройти пешком через Кремлёвский парк ещё две остановки до работы;
— и не опоздать.

Если бы я жил в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде или Новосибирске — фиг бы у меня так получилось. Вообще, время, затрачиваемое на перемещения по городу (по-научному «время транспортных корреспонденций») — один из главных показателей комфортности жизни в городе.

Провинциалы зажрались, или Перейди перекрёсток за 13 минут

(с) anderson-mike.livejournal.com

А мы-то, оказывается, в своей провинции зажрались… Новости из Москвы:

Навскидку, перекресток Профсоюзной и Наметкина. Чтобы перейти Наметкина, надо ждать четыре или пять минут. Не могу сказать, сколько точно, поскольку светофор довольно долго показывает 200, перед тем как начать обратный отсчёт.
(источник)

Я в свое время делала фото и хронометраж. Переход перекрестка по правилам — только на зеленый — по самому длинному варианту занял 13 минут с секундами. А вы по полутора минутам страдаете.
(источник)

А мы тут, понимаешь, просим перенастроить пешеходные светофорные фазы типа 16/99…

Для справки: транспортные эксперты давно заметили, что максимальное комфортное время ожидания зелёного сигнала для пешеходов — 60 секунд. При большем времени ожидания пешеходы с большой вероятностью начнут пытаться перебежать дорогу на красный — если, конечно, загруженность дороги физически позволяет это сделать.

Рекомендуем также прочитать статью «Пробок.нет» «Полжизни на ожидание зелёного».

Тёсовская УЖД: наше, да не наше?

Оказывается, не так давно открывшийся музей узкоколейной железной дороги в посёлке Тёсово-Нетыльский Новгородского района Новгородской области рассчитан прежде всего на петербуржцев (!). Видимо, потому, что и сами организаторы поездок по узкоколейке проживают в Северной столице ив музее бывают наездами, чтобы проводить экскурсии и ухаживать за техникой.

Так, в информации для посетителей музея организаторы пишут:

tesovo
Информация в группе музея вКонтакте тоже радует:

Захват-1

То есть если ты не из Санкт-Петербурга или у тебя нет машины — ты вроде бы и не человек. Даже если живёшь в столице той самой области и района, к которому и относится посёлок Тёсово-Нетыльской.

Нет, я не против, в конце концов в Петербурге живёт весь цвет общества столько же человек, сколько во всей соседней Финляндии. И снимаю шляпу перед петербургскими энтузиастами, восстановившими старую простаивавшую железнодорожную технику на радость железнодорожным фанам и просто любителям активного отдыха. Но всё-таки хотя бы приличия ради можно было написать и как добраться из Великого Новгорода, от которого до Тёсово-Нетыльского всего каких-то 50 км, даже формально Тёсово-Нетыльский подчиняется Новгороду в рамках Новгородского района.

А рейсы из Великого Новгорода совсем не так очевидны, как из Петербурга. На сайте transport.nov.ru указан пригородный автобус №132 «Великий Новгород — Тёсово», отправление с автовокзала Великого Новгорода в 6:00, 13:15 и 17:20, отправление из Тёсово в 7:20, 14:45, 18:50. Правда, остаётся неизвестно, куда именно там приезжает автобус и далеко ли от его конечной (или промежуточной?) остановки до той самой ж/д станции Рогавка, на которой встречают гостей экскурсии и к которой отвозят их после её окончания. Мне в комментариях на Новгород.ру подсказали, что есть ещё частные маршрутки Великий Новгород — Рогавка, бронирование мест с 8:30 до 21:00 по тел. +7 921 731 45 24, +7 908 292 99 44. Но ведь без посторонней помощи об этих маршрутках и не узнаешь.

Написал организаторам поездки, чтобы добавили приведённую выше справочную информацию для новгородских посетителей.

Завершить данный пост хотелось бы всё-таки на положительной ноте. Музей, судя по отзывам, действительно потрясающий. Известный новгородский блогер-путешественник Михаил Кривый год назад посетил музей и написал о нём подробный отчёт на Новгород.ру.и даже записал поездку на видео:

«Где у нас остальные 130 миллионов живут?»

Шутка из КВН (отсюда):

«Вот в Москве у нас живёт примерно 12 млн., в Питере около 8 млн., а интересно, где остальные 130 млн. живут?»

Кто кому что должен?

Налоговый кодекс и федеральный закон о распределении полномочий
составлены таким образом,
чтобы муниципалитеты отвечали за ремонт дорожного фонда,
но никогда чисто теоретически не имели денег на то,
чтобы провести такой ремонт качественно.

(с) Антон Буслов

Пришлось тут в Сети поучаствовать в обсуждении по следам вчерашней онлайн прямой линии с мэром Великого Новгорода Юрием Бобрышевом насчёт того, почему город у нас нормально не ремонтируют дороги. В частности, мне там написали (текст nomina sunt odiosa):

Захват-1
Я вообще-то не планировал писать у себя в блоге пост на эту тему, но, видимо, всё же придётся высказать свои соображения.

О том, почему у нас почти везде, кроме двух столиц, плохие дороги, прекрасно написал Антон Буслов в своей статье с говорящим названием «Коррупция, говорите? РосЯма, говорите? Смотрите шире на вопрос дорог». Главный её тезис: на полный ремонт всего дорожного слоя (а не только укладки нового асфальта поверх старого) на 1 км дорожного полотна требуется не менее 1 (одного) миллиарда рублей в ценах 2013 года, когда писалась статья. А теперь, внимание, вопрос: сколько регионов страны при текущей государственной бюджетной политике могут найти эти средства в принципе?..

Представьте, что вы мэр города. Честный, не ворующий, с прекрасно подобранной командой в городской администрации, все как один честные и готовые служить на благо своего города. И вот перед вами задача: обеспечить социалку, ЖКХ, текущий ремонт, зарплаты бюджетникам… Ну и дороги, конечно, куда без них. А на всё про всё — лишь 15 (пятнадцать) процентов всех налогов, собираемых на территории города, потому что остальное забирает себе областной и федеральный бюджет. На что вы направите средства в первую очередь — на выплату зарплат-пенсий или на дороги, на которые по-хорошему нужно потратить чуть ли не весь городской бюджет, чтобы они прослужили верой и правдой ещё 10 лет?.. Или сделаем дороги и урежем до самого-самого края и без того мизерные зарплаты, пенсии и ЖКХ?.. Как вы думаете, скажут ли вам жители вашего города за это спасибо?..

Это пост не про дороги. Это пост про то, что какую бы местечковую проблему, требующую решения, мы ни взяли, всё равно её системное решение (а не починка данной конкретной улицы или ремонт данного конкретного исторического здания) упирается в государство. И дело не только в доставшейся от СССР системе, стремящейся каждым городом и каждой деревней управлять из Москвы (причём в советское-то время эта система вполне эффективно работала, вся страна строилась за счёт выделяемых средств из союзного центра!). Дело и в сверхцентрализованной бюджетной политике, в которой города не могут в полной мере распоряжаться собственными же средствами. Неудивительно, что все более-менее фундаментальные реновации отличных от Москвы городов за последние 20 лет случались только к каким-то важным мероприятиям вроде юбилея города (Великому Новгороду с этим в 2009 году тоже повезло), Олимпиады, Универсиады или саммита АТЭС. То есть только тогда, когда на город сыпался золотой дождь из федеральных денег. Если взять уровень регионов, то получаем то же самое: хорошие губернаторы — это те, кто умеет выпросить очередную подачку у Москвы, плохие — это те, кто не может или не заморачивается это делать…

На самом деле, децентрализация бюджетной политики не только решила бы половину проблем регионов(другая половина при этом бы осталась и её пути решения лежат уже в политическо-правовой плоскости, но something is better than nothing). Обеспечение финансовой самодостаточности регионов выгодно и самому центру! Представьте, чтó будет, если в регионах появятся достойно оплачиваемые рабочие места по самому широкому профилю специальностей, у местных будет меньше стимула уезжать в столицы и в жутко перенаселённых Москве и Петербурге будет жить, работать и ездить каждый день на работу эдак на 2-3 миллиона человек меньше. «В Америке нет стиляг В швейцарских городах пробок нет. Почему? Потому что жизнь в стране равномерно распределена по всем регионам. Социальные лифты работают одинаково в Берне, Женеве, Цюрихе и в отдалённых деревнях кантона Граубюнден», — передают из самой благополучной страны Европы. Как там говорил покойный генерал Лебедь? «Если вся кровь притекает к голове, что происходит? Инсульт!»

Завершить данную запись хотелось бы словами из ещё одной статьи Антона Буслова — человека, который имел весьма острый и порой даже злой язык, в том числе и в плане критике российской действительности, по при этом был очень хорошо знаком с системой муниципального управления и потому адекватно оценивал объективные возможности городских администраций:

Вы как мэр НИКОГДА не сможете починить дороги так, чтобы это заметили и оценили жители. У вас на это никак, чисто теоретически, даже если область вдруг станет доброй, не будет денег на это. Но вы в состоянии ежегодно ремонтировать значительные участки трамвайного пути, модернизировать контактную сеть троллейбусов и т.п. Никто вам не вспомнит дороги, вас скорее ими будут зарывать... Но город вспомнит вам трамвайные пути, потому что их и правда в ваших силах сделать. У вас транспорт работает по технологиям прошлого века, ОЧЕНЬ легко немного вложиться и сделать из него конфету, просто на контрасте того что было до вас, и стало при вас... Люди ездят на общественном транспорте каждый день, каждый божий день - эти изменения они увидят гарантировано. И эти изменения будут работать много лучше, чем любая пиар-компания.

Вот что мэрия может сделать хорошо и на системном уровне прямо сейчас:

развитие общественного транспорта (или хотя бы немешание ему развиваться), чтобы он был удобным для жителей города и мог составлять реальную альтернативу личному автомобилю для повседневных перемещений по городу — мэрия тут, увы, теперь бессильна, поскольку прогубернаторкая группа депутатов гордумы с 1 января передала городской транспорт в ведение области;

— эффективная, продуманная и своевременная уборка города зимой и весной, чтобы горожанам не приходилось всю зиму хлюпать по грязи и воде и всю весну дышать пылью из мелких фракций песка;

— своевременное обслуживание ливнёвой канализации и рекострукция газонов и тротуаров таким образом, чтобы на них не образовывались лужи (см. методический альбом Дмитрия Гусева «Делайте правильно!»), т.е. работа по принципу «ЛЮБАЯ лужа — результат брака в работе»;

— Меры по физическому предотвращению парковок автомобилей на газонах во дворах, чтобы они не превращали газоны в грязь и не развозили эту грязь на своих колёсах по всему городу. За выполнение данного и предыдущего пункта мэрии, кстати, скажут спасибо не в последнюю очередь и автомобилисты, у которых значительно снизятся затраты на мойку автомобилей, омыватель для лобового и заднего стекла и пр.;

— создание удобных и безопасных пешеходных переходов, сужение полос и другие меры по принудительному снижению скорости транспорта на городских улицах, т.е. работа по принципу«нулевой терпимости к несчастным случаям на дорогах».

Всё это вполне по силам мэрии и не требует многомиллиардных затрат. А жители города такие улучшения безусловно заметят, особенно на контрасте с тем, что было до данного мэра и его команды и что стало после.

P.S. И да, про транспортный налог и «мы платим налоги, а где же дороги?»: транспортный налог покрывает не более 30% от текущих нужд на ремонт дорог. Почитайте об этом, например, в статье автомобилиста со стажем Александра Шумского из Пробок.нет «О транспортном налоге и жизни». Более того, насколько я понимаю, у нас нет «целевых» налогов. Все виды налогов (точнее, то, что от них остаётся, когда уходит вверх их часть, предназначенная области и федеральному центру) собираются «в общий котёл», называемый городским бюджетом, и затем из него распределяются на все возможные цели. То есть автомобилисты своим транспортным налогом НЕ оплачивают напрямую ремонт дорог! Так же, как я, покупая хлеб в магазине, не оплачиваю напрямую замену отколовшихся плитки кафеля на полу магазина.