Зализняк о фонетической и традиционной орфографии

Зализняк в своей лекции «Об исторической лингвистике» рассказывает:

Есть эпохи, когда общество легко допускает фонетическую запись, а есть эпохи, когда наступает твердое желание установить незыблемое написание. Причем совершенно неважно, что оно при этом далеко уходит от произношения. Мы сейчас считаем, что наша реформа орфографии была ориентирована на то, чтобы писать было удобнее и легче. Но вовсе неверно думать, что человечество всегда так относилось к письму. Существовали целые большие эпохи и общества, в которых требовалось, чтоб писать и читать было трудно, где в письме было чрезвычайно много совершенно, с нашей точки зрения, бессмысленных затруднений. Скажем, шесть разных способов написания одной и той же фонемы, условные буквы и т. д., которые делали грамотность в высшей степени трудной и одновременно невероятно престижной ввиду своей трудности. Писец в Египте был человеком близким к священности, оттого, какие немыслимые вещи он знал и мог писать. И подобная тенденция существовала в самых разных обществах. Не хотим писать просто, хотим писать так, чтобы нас уважали! Понимаете? И вот, когда побеждает такая тенденция, орфография останавливается. Это и произошло в разных странах Европы.

Собственно, и в русском, и в английском, и во французском орфография когда-то была фонетической, а спустя тысячу лет — уже не очень…

Реклама

«Без тамбурная»

Похоже, приставка без- на наших глазах снова становится одновариантной…

Французские немые согласные: могло быть и хуже

Если вы думаете, что нечитаемость большей части согласных на конце французских слов — это тихий ужас, специалисты по истории французского языка вас спешат успокоить: если бы не усилия Французской академии несколько веков назад, могло бы быть ещё хуже и букв бы читалось ещё меньше :) В замечательной популярной статье об истории французского языка говорится следующее:

В XVII-XVIII продолжается отпадение окончаний, однако далее мы увидим, как впервые за всю историю буквы опять заставили читаться! Но обо всем по порядку.

В XVII в. французы отказались произносить звук [r] не только в окончаниях –er (что встречается чаще всего у глаголов I группы), но и в окончаниях ir у глаголов II группы (слово finir стало произноситься [fini]), в окончаниях -eur (например, menteur (лгун) имело транскрипцию [mãtö], а moqueur (насмешник) соответственно [mokö]), а также ещё в ряде слов - notre: [not] (наш), votre: [vot] (ваш). Кануть в небытие уже было грозил и звук [l] на конце слов, в том числе даже в местоимении il [il] -> [i], однако под влиянием слов, заимствованных из других языков, где [l] на концах слов произносился, этот звук в конечной позиции стал восстанавливаться — немым он остался только у нынешних фонетических исключений gentil (милый), soursil (бровь), fusil (ружье).

Кроме того, французы время от времени стали “опускать” [k] в слове avec (его этимология — отдельный лингвистический детектив. — massimoling). Отпадение согласных бы продолжалось, но вмешались лингвисты. В слове avec было закреплено обязательно произношение последней буквы. Также благодаря “волевому решению” опять стали читаться конечные –r у глаголов II группы и слов на -eur. Кроме того, восстановили произношение звука [s] в словах puisque (так как), presque (почти) (когда-то давно они образовались слиянием соответственно puis+que и près+que, а, как известно, s в позиции перед согласным не читалось с XIII в.). Как-никак, а ришельевская академия свое дело делала! Пусть и не очень последовательно.

В той же статье можно узнать, как и почему langue françoise превратилось в langue française и был ли в истории французского языка период, когда всё читалось в точности как писалось, например eau и beau так и произносились «эау», «бэау». Я эту статью прочитал с большим удовольствием и сделал вывод, что французская орфография развивалась практически точь-в-точь как английская, о которой я даже два раза делал презентацию на Петербургском фестивале языков. С той лишь разницей, что английская орфография в средние века приняла современный вид в том числе под влиянием той самой французской (отсюда, например, обозначение бывшего долгого [u:], перешедшего затем в [au], как ou, и обилие немых e на конце слов).

И да, французский — не единственный язык, где много что на конце слова не читается. В шведском, до подробного знакомства с которым у меня уже десять лет как не доходят руки (когда-нибудь обязательно дойдут), фраза Vad är det? «Что (есть) это?» в разговорной речи произносится как [ва э дэ]. Всё-таки все традиционные (в противоположность фонетическим) орфографии по-своему похожи.

English can be weird

Я как презентатор английской орфографии на Петербургском фестивале языков оценил. Сможете с первого раза прочитать всю фразу правильно?..

Почему немецкие существительные пишутся с большой буквы? (перепост)

Каждый, кто изучал Немецкий, наверняка не раз задавал себе Вопрос: а почему в немецком Языке все Существительные пишутся с большой Буквы?.. И вот наконец нашёлся Ответ на этт Вопрос.

Оригинал статьи на Deutsch Online.Ru >>

Почему немецкие существительные пишутся с большой буквы?

Начиная учить немецкий язык, сталкиваешься сразу со многими трудностями: другой шрифт, иное построение предложений, зачем-то артикли вдруг понадобились и... существительные вдруг с большой буквы пишутся.
В. Берестов в стихотворении «Учу немецкий» с юмором описал некоторые различия между немецким и русским языком:
Окно - «дас Фенстер»,
Стол - «дер Тиш»
Ты по-немецки говоришь.
В Берлине или в Бремене
Должны вполне серьёзно
Мы вместо «Сколько времени?»
Спросить «Как это поздно?».
На языке немецком нет
Вопроса « Сколько тебе лет?»
Там задают для простоты
Другой вопрос: «Как стар есть ты?».
«Я стар одиннадцати лет», -
Примерно так звучит ответ.
С заглавной буквы пишут там
И Ложку, и Картошку
Чем уважение к вещам
Внушают понемножку…
Какой чудной чужой язык!
Глядишь, и ты к нему привык.

Первое, к чему приходится привыкать – писать существительные с заглавной буквы. Из курса школьной программы мы помним, что имена существительные – это наименования предметов, а также явлений.Они отвечают на вопросы «кто?», «что?» (нем.: „Wer?", „Was?") и в немецком языке всегда пишутся с большой буквы.

Почему?

Немецкий язык очень строгий и логичный, и всему в этом языке есть свое объяснение, даже большим буквам.

Читать далее…

Испанское и португальское графическое ударение в сравнении

Есть много вещей, которые меня удивляют в португальском, когда я смотрю телеуроки этого языка в реалити-шоу «Полиглот» Дмитрия Петрова. Многие моменты после такого логичного испанского вызывают жуткий баттхёрт, даже если они сходны с русскими. Например, отсутствующее в других романских языках изменение числительного «два» по родам (dois amigos «два друга», но duas amigas «две подруги», в испанском было бы dos amigos/amigas независимо от рода) или использование родительного падежа личных местоимений третьего лица в качестве притяжательных («его друг — исп. su amigo, порт. o amigo dele, буквально «друг (кого?) его (род.п.)», dele ← de + ele «он»). Различие звуков [o] и [e] по открытости-закрытости, отсутствующее в русском и испанском (и, соответственно, в русском и испанском акценте португальского), тоже (не) доставляет: tem [tε̃j̃] «имеет» — têm [tẽj̃] «имеют», avô [avó] «дедушка» — avó «бабушка» [avɔ́]. Но труднее всего привыкнуть, как ни странно, к португало-испанским различиям в употреблении графического ударения.

В обоих языках принципы постановки ударения одинаковы. Если слово заканчивается на гласный, на -s или на -n (в португальском на -m), то ударение падает на предпоследний слог. Если слово оканчивается на другой согласный, ударение падает на последний слог. Если данные правила в конкретном слове не соблюдаются, ударение ставится на письме. Вроде бы всё совершенно одинаково. Но есть один момент, когда в испанском и португальском ударение на письме ставится (или не ставится) с точностью до наоборот.

Речь идёт о случаях, когда слово оканчивается на i + гласный или u + согласный. В испанском дефолтное прочтение таких слов — с неслоговыми [ĭ] и [ŭ], поэтому если ударение стоит на слоге перед ними, оно на письме не ставится: agua «вода», familia «семья», estadio «стадион», да даже название нашей страны — Rusia. Если же эти i и u, предшествующие конечному гласному, в данном слове являются ударными, то приходится ставить ударение на письме: fotografía «фотография», quería «я хотел бы».

В португальском же всё наоборот. У слов на i/u + гласный дефолтное прочтение — как раз с ударением на этих самых i и u, поэтому в таких случаях ударение на письме не ставиться: fotografia, queria. А вот если i и u вдруг читаются как неслоговые и ударение падает на предыдущий слог, тогда ударение на письме ставится: água, família, estádio, Rússia.

В каждом из этих двух языков в отдельности заметить такую закономерность и привыкнуть к ней не составляет труда. А вот когда изучаешь оба этих языка, становится уже труднее, так и норовишь в португальском написать * familia вместо família. Ох, не изучайте без надобности или без крайнего интереса слишком близкородственные языки…

Печоры vs. Печёры

Интересная вещь: одно и то же исконно русское слово, благополучно замещённое в русском языке церковнославянским , дало в разных частях страны топонимы с разной орфографией. В Псковской области это город Печоры со знаменитым Псково-Печорским монастырём, в Нижнем Новгороде — район Верхние Печёры.

pechory

(с) openstreetmap.org

verhnije-pechery
Может быть, пора уже привести к одному знаменателю написание о/ё после шипящих?.. Ещё пример: у Радищева в «Путешествии из Петербурга в Москву» фигурирует город Вышний Волочок, название которого теперь пишется как Вышний Волочёк (а фактически по известной причине на картах пишут «Вышний Волочек», что заставляет непосвящённых путаться с ударением и произношением этого названия).

Всё-таки жаль, что полвека назад не состоялась реформа русской орфографии, которая, среди всего прочего, предлагала писать после шипящих всегда только о (жолтый, чорный, Печоры, Волочок), что и делается в других славянских кириллописьменных языках (укр. жовтий, чорний, бел. жоўты, чорны). Ведь чем более однозначны правила, тем легче и правильно писать, и… правильно читать (ср. названия городов Приоз[е/ё]рск и Белоз[е/ё]рск, прочтение которых из-за необязательности написания буквы ё тоже совсем не однозначно).