Почему немецкие существительные пишутся с большой буквы? (перепост)

Каждый, кто изучал Немецкий, наверняка не раз задавал себе Вопрос: а почему в немецком Языке все Существительные пишутся с большой Буквы?.. И вот наконец нашёлся Ответ на этт Вопрос.

Оригинал статьи на Deutsch Online.Ru >>

Почему немецкие существительные пишутся с большой буквы?

Начиная учить немецкий язык, сталкиваешься сразу со многими трудностями: другой шрифт, иное построение предложений, зачем-то артикли вдруг понадобились и... существительные вдруг с большой буквы пишутся.
В. Берестов в стихотворении «Учу немецкий» с юмором описал некоторые различия между немецким и русским языком:
Окно - «дас Фенстер»,
Стол - «дер Тиш»
Ты по-немецки говоришь.
В Берлине или в Бремене
Должны вполне серьёзно
Мы вместо «Сколько времени?»
Спросить «Как это поздно?».
На языке немецком нет
Вопроса « Сколько тебе лет?»
Там задают для простоты
Другой вопрос: «Как стар есть ты?».
«Я стар одиннадцати лет», -
Примерно так звучит ответ.
С заглавной буквы пишут там
И Ложку, и Картошку
Чем уважение к вещам
Внушают понемножку…
Какой чудной чужой язык!
Глядишь, и ты к нему привык.

Первое, к чему приходится привыкать – писать существительные с заглавной буквы. Из курса школьной программы мы помним, что имена существительные – это наименования предметов, а также явлений.Они отвечают на вопросы «кто?», «что?» (нем.: „Wer?", „Was?") и в немецком языке всегда пишутся с большой буквы.

Почему?

Немецкий язык очень строгий и логичный, и всему в этом языке есть свое объяснение, даже большим буквам.

Читать далее…

Реклама

Об этимологии слова «первый»

Созданный мной когда-то паблик «Типичный Лингвоман» теперь не перестаёт меня же просвещать. Сегодня, например, там в обсуждениях выяснилась этимология слова «первый» в основных европейских языках.

В английском first — это исторически превосходная степень на -st от fore «передний», т.е. «первый» = «самый передний». То же самое в латинском primus: prae- «перед-» + суффикс превосходной степени imus (ср. maximus, optimus, pessimus etc.) В немецком же erst — это буквально «самый ранний» (ср. англ. early «ранний» с суффиксом -ly) и совершенно не родственник английскому first.

Да и в некоторых славянских языках «первый» имеет форму превосходной степени. Явнее всего эта форма видна в польском pierwszy (первоначально «первейший», «самый первый»), в стянутом виде — в украинском перший и белорусском першы (из * первш-).

А ещё сегодня благодаря тому же «Типичному Лингвоману» я наконец узнал давно интересовавший меня вопрос, а какого родственника в английском может иметь немецкое sehr. Оказалось — неожиданно sore «больной» (ср. русское просторечное больно в значении «очень»: больно много, больно надо и т.п.) Чередование гласных здесь такое же, как в mehr ~ more «больше».

 

Не верьте старым языковым учебникам!

В самоучителе испанского языка А.Гонсалес-Фернандес, Н.Шидловской и А.Дементьева (М., Высшая школа, 1991), с которого началось моё знакомство с испанским языком, написано:

bukva-ll
И только сейчас мне в Типичном Лингвомане открыли страшную тайну: даже в литературном кастильском испанском ll уже полвека как произносится не как [льй], а как [й] (т.е. так же, как буква y): ella [эйя], llamo [йя́́мо], castellano [кастэйя́́но]. В «жокающих» говорах Латинской Америки ll и y также произносятся одинаково, но уже как [жь]: yo me llamo [ж’ё мэ жямо]. Так же, как в польском ł уже полвека как произносится не как твёрдый [л], а как [w] (Łódź в оригинале отнюдь не Лодзь, а [wучь]), а в немецком r давно уже не обычное, а картавое.

В общем, не верьте старым учебникам и ещё меньше верьте практической транскрипции иноязычных названий на русский (Valladolid = Вальядолид, Villareal = Вильяреал), так как они отражают старое произношение.

Очарованный о немецком

Автор конгениального дружественного лингвопаблика «Очарованный Языками» Сергей Соломин в увлекательной форме делится своими первыми впечатлениями от изучения немецкого языка, рассказывая, что его в этом языке обрадовало, а что, наоборот, напугало.

Кстати, if you ask me, я не считаю немецкий каким-то особо сложным и страшным, хотя свои сложности в нём безусловно есть — одно только отсутствие формальных признаков грамматического рода и способа образования множественного числа у существительных чего стоит, да и возможность склонения одних и тех же прилагательных по трём (!) разным парадигмам не то чтобы совсем подарок. Но более-менее однозначная фонетическая орфография, упрощённое спряжение и полуредуцированное склонение — всё-таки безусловные его преимущества. В итальянском или испанском орфография ещё фонетичней, падежей нет совсем, с родами и множественными числами тоже всё в порядке, но в парадигмах глагола завязнешь по самые уши. А вообще, у каждого языка своя привлекательность, да.

Чуждый немцам шипящий

Из набоковской «Защиты Лужина»:

Немцы, жившие в курортной гостинице, героически преодолевая трудность чуждой им шипящей, произносили это имя с уважением.

Речь идёт о фамилии главного героя Лужин, содержащей действительно не свойственный немецкому языку звук [ж]. Для немцев этот звук — примерно то же, что для нас какой-нибудь [γ] (то бишь звонкое «х»): глухой вариант этого звука мы очень даже знаем, а вот звонкого (в литературном варианте) у нас нет. Хотя при желании мы без особого труда произнесём и [γ].

Впрочем, в заимствованных словах типа Orange или Journalist немцы всё же вынуждены произносить это самое [ж].

P.S. Кстати, буквально в соседнем предложении в той же «Защите Лужина» встречается слово крестословица — явная калька английского crossword:

Дочь показала ей последний номер берлинского иллюстрированного журнала, где в отделе
загадок и кресто-словиц была приведена чем-то замечательная партия, недавно выигранная Лужиным.

 

За что у нас так любят иностранцев?

Из интервью переводческого агентства «Транс-Линк» с многоопытным переводчиком немецкого языка Валерием Мещеряковым. Валерий Иванович рассказывает о своём опыте работы гидом туристических групп из ГДР и ФРГ:

С группами из ГДР было работать труднее, потому что пропаганда о том, что в СССР всё самое лучшее, в те времена работала отлично. И лозунг в ГДР был «Учиться у Советского Союза – значит учиться побеждать!». Туристы из ГДР ожидали, что все будет великолепно, по высшему классу. А их размещали в худших номерах, в сравнении с туристами из ФРГ, автобус первым подавали, конечно, для туристов из ФРГ и так далее. А иногда и автобусов для туристов из ГДР не было. Тогда возил их через всю Москву на троллейбусе до гостиницы «Турист». Разумеется, у туристов из ГДР было разочарование. А приезжие из ФРГ получали прямо противоположные эмоции. Как они со мной делились, их пропаганда говорила о том, что в СССР всё плохо и по приезду их сразу отправят в Сибирь. И когда они приезжали и видели, что люди нормально одеты, медведи по улицам не ходят, с ними разговаривают на их родном языке и знают их песни, для них подготовлена хорошая культурная программа, то на бытовые мелочи они просто не обращали внимание.

Ну как тут не вспомнить Макаревича:

Я с детских лет не в силах разобраться
И часто спорю вплоть до кулаков:
За что у нас так любят иностранцев,
В особенности классовых врагов?

Для них везде улыбчивые лица,
Их носят на руках — и на горбу…

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Информация взята из рассылки переводческого агентства «Транс-Линк», на которую полезно подписаться всем, кто интересуется новостями в о языках и переводах. Именно по наводке этой рассылки, например, удалось найти для Лингвомании интереснейший репортаж Первого канала о чеченском суперполиглоте.

 

Жить или проживать?

В немецком языке есть два глагола «жить»: leben «жить, быть живым» и wohnen «жить, проживать где-либо».

Например:

Leb
wohl! — Живи хорошо! (немецкая форма прощания)

Ich wohne in Deutschland. — Я живу в Германии.

Такое же разделение есть в финском языке: «жить, быть живым» будет elää, а «жить, проживать где-либо» будет asua (Minä asun Suomessa «Я живу в Финляндии»).

Интересно, в каких ещё языках различаются глаголы «жить, быть живым» и «жить, проживать где-либо»?