Было «погружать», стало «идти»…

Am să te chem să mergem printre nori…
O-Zone

Я вроде бы за свою жизнь видел много разных семантических переходов в разных языках, но не до такой же степени, чтобы слово меняло своё значение с «погружать (в жидкость)» на «идти»! Причём этот семантический сдвиг даже Викисловарь не может объяснить.

merge
Исходный латинский глагол mergĕre «погружать (в жидкость)» можно найти, например, в английских глаголах emerge «возникать» (букв. «всплывать», e- = ex- «из-«) и immerse (от латинской формы причастия прошедшего времени mersum).

Реклама

Об этимологии слова «первый»

Созданный мной когда-то паблик «Типичный Лингвоман» теперь не перестаёт меня же просвещать. Сегодня, например, там в обсуждениях выяснилась этимология слова «первый» в основных европейских языках.

В английском first — это исторически превосходная степень на -st от fore «передний», т.е. «первый» = «самый передний». То же самое в латинском primus: prae- «перед-» + суффикс превосходной степени imus (ср. maximus, optimus, pessimus etc.) В немецком же erst — это буквально «самый ранний» (ср. англ. early «ранний» с суффиксом -ly) и совершенно не родственник английскому first.

Да и в некоторых славянских языках «первый» имеет форму превосходной степени. Явнее всего эта форма видна в польском pierwszy (первоначально «первейший», «самый первый»), в стянутом виде — в украинском перший и белорусском першы (из * первш-).

А ещё сегодня благодаря тому же «Типичному Лингвоману» я наконец узнал давно интересовавший меня вопрос, а какого родственника в английском может иметь немецкое sehr. Оказалось — неожиданно sore «больной» (ср. русское просторечное больно в значении «очень»: больно много, больно надо и т.п.) Чередование гласных здесь такое же, как в mehr ~ more «больше».

 

Эволюция произношения буквы С перед E, I в романских языках

Московский студент-лингвист Павел Егизарян прокомментировал мою давнюю-давнюю запись «Ц от Ч не отличишь», в которой, среди всего прочего, упоминалась палатализация [к] в [ц] (буква c) перед гласными переднего ряда (e, i) в латыни, в результате которой в романских языках (а благодаря влиянию французской орфографии и в нероманском английском) буква c перед e, i/y стала читаться иначе, чем перед a, o, u и согласными, где она сохранила своё изначальное произношение [k]. Оказалось, не так всё просто на самом деле было в латыни.

Вот комментарий специалиста (оригинал). Для удобства восприятия привожу его здесь разделённым на смысловые абзацы.

Небольшое замечание по поводу «ц» в латыни.

Я сам был уверен именно в такой последовательности (т. к. сначала [к], потом [ц], из него всё остальное), пока не прошёл курс введения в романскую филологию.

На самом деле последовательность была такая (на примере, скажем, латинского caelum «небо»):

— Сначала [кэлум] (если взять уже стянувшийся ae).

— Потом смягчение [к’элум]. При Цицероне уже не читался конечный -m, поэтому по факту [к’элу]).

— Потом ещё более сильная палатализация [челу]. На этом итальянский остановился ввиду почти отсутствующего кельтского субстрата, только вот дифтонгизировался -e-, изменился последний гласный, получилось cielo [чéло].

— Потом это дело ослабляется и даёт [цйэло]. Произношение [ц] закрепилось в некоторых традициях чтения латинских текстов, например, в церковной латыни вне Италии, в универах тоже нередко так читают.

— Потом аффриката [ц] упрощается и получается [сйело]. Французский «застрял» именно на этой стадии, отбросив все конечные -o — ciel [сйел]. Португальский тоже остановился здесь и с учётом отсутствия дифтонгизации и выпадения интервокальных -l- дал céu [сэу].

— Потом звук ещё сильнее ослабляется и вовсе пытается «выйти» из ротовой полости, получается [θйело] с межзубным. До этой стадии дошёл пиренейский (кастильский) испанский — cielo.

Два латинских глагола jacere

Мне всегда было интересно, как латинский глагол jacere может совмещать два таких разных значения, как «бросать»¹ и «лежать»². А оказывается, это два разных глагола: «бросать» — это jacĕre с кратким ĕ в суффиксе инфинитива, ударением на первом слоге³ и формой 1 л.ед.ч. jacio (IIIb спряжение), а «лежать» — это jacēre с долгим ē, ударением на втором слоге* и формой 1 л.ед.ч. jaceo (II спряжение).

Век живи — век учись.
________________
¹ отсюда sub-jectum «под-брошенное», ob-jectum «при-брошенное», pro-jectum «брошенное вперёд» и т.п.
² отсюда фраза на могильных плитах Hic jacet… «Здесь лежит…» и итальянский глагол giacere «лежать».
³ на самом деле — на третьем слоге с конца, так как второй с конца слог краткий.
* на самом деле — на втором слоге с конца, так как он долгий. Потому и в итальянском глаголе giacere ударение будет на втором слоге.

С Рождеством Христовым!

Θεοτόκε Παρθένε, χαῖρε, κεχαριτωμένη Μαρία, ὁ Κύριος μετὰ σοῦ. εὐλογημένη σὺ ἐν γυναιξί, καὶ εὐλογημένος ὁ καρπὸς τῆς κοιλίας σου, ὅτι Σωτήρα ἔτεκες τῶν ψυχῶν ἡμῶν.

Ave Maria, gratia plena, Dominus Tecum, benedicta es in mulieribus et benedictus fructus ventris Tui Jesus.

Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою, благословенна Ты в женáх, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.

С Рождеством Христовым!

Латинские афоризмы из «Собора Парижской Богоматери»

Если бы я не изучал латыни ещё на первом курсе университета, после прочтения «Собора Парижской Богоматери» Гюго я наверняка бы ей заинтересовался. Так же как заинтересовался когда-то французским после прочтения «Войны и мира». В любом случае, по прочтении самого знаменитого романа Гюго я значительно пополнил свою копилку латинских выражений.

— Nolite mittere margaritas vestras ante porcos.
— Не мечите бисера перед свиньями.

— Omnia in philosophia, omnes in philosopho continentur.
— Философия и философы всё объемлют.

— Tempus edax, homo edacior.
— Время прожорливо, а человек ещё прожорливый

— Civibus fidelitas in reges quae tamen aliquoties seditionibus interrupta, multa peperit privilegia.
— Верность граждан правителям, прерываемая, однако, изредка восстаниями, породила многие привилегии.

— Immanis pectoris custos, immanior ipse.
— Пастырь лютого стада лютее пасомых.

— Sile et spera.
— Молчи и надейся.

— Forte scutum salus ducum.
— Крепкий щит — спасение вождей.

— Surdus absurdus.
— Кто глух, тот глуп.

— Unde? Inde?
— Откуда? Оттуда?

— Astra, castra, nomen, numen.
— Звезда, лагерь, имя, божество.

— Μεγα βιβλιον μεγα κακον.
— Большая книга — большое зло. (греч.)

— Sapere aude.
— Дерзай знать.

— Spiritus flat ubi vult.
— Дух веет, где хочет (о неожиданном проявлении одарённости).

— Graecum est, non legitur.
— Написано по-гречески, прочитать невозможно.

— Caelestem dominum terrestrem dici damnum.
— Небесного называй господином, земного — погибелью.

— Qui non laborat, non manducet.
— Кто не работает, пусть не ест.

— Nullus enim locus sine genio est.
— У каждого места есть свой гений (т.е. дух-покровитель).

— Indignus qui inter mala verba habitat.
— Недостойный тот, кто живёт среди сквернословия.

— Cibi, potus, somni, venus — omnia moderata sint.
— В пище, в питье, во сне, в любви — во всём должно быть воздержание.

— Vinum apostatare facit etiam sapientes.
— Вино доводит до греха даже мудрецов.

Волшебная латынь

В новогоднюю ночь от нечего делать (по телевизору всё равно ничего интересного не показывали) стал читать когда-то купленную старенькую книжку Кира Булычёва «Война с лилипутами» про приключения девочки из будущего Алисы Селезнёвой. И даже там нашёл кое-что интересное для лингвиста.

Во-первых, заинтересовал эпизод, где фокусник в качестве магического заклинания произносит латинские слова:

Галлия омни дивизи ин партрес трес. Екзеги монумент эрре перенниус. Регаликве ситу — будь всё как быть должно!

Сразу было ясно, что Булычёв использовал искажённые крылатые латинские выражения — то ли намеренно, то ли с расчётом, что дети всё равно латыни не знают :) После консультации с интернетом интэрнэтом выяснилось, что Gallia est omnis divisa in partes tres «Галлия вся разделена на три части» — это первые слова «Записок о Галльской войне» (Commentarii de Bello Gallico) Юлия Цезаря. А строки Exegi monumentum aere perennius, // Regalique situ pyramidum altius «Я памятник воздвиг прочнее меди, // И выше царственного места пирамид» — принадлежат перу древнеримского поэта Горация, хотя более известны по пушкинскому подражанию «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».

Во-вторых, в книге была высказана интересная мысль по поводу изучения языков (а у Булычёва школьники будущего все знают по нескольку иностранных языков; Алиса, считающая себя «не очень способной к языкам», знает целых восемь):

Трудно выучить первый язык. Второй даётся с немалым трудом.
В третьем ты уже встречаешь кое-что знакомое, а двадцатый ты знаешь заранее – надо только выяснить мелкие детали.

Так что читайте советскую фантастику, лингвисты! :)