Как определить грамматический род французских существительных

Страница из книги Т.А.Репиной «Сравнительная типология романских языков». Вот что значит утратить традиционное романское противопоставление рода по окончаниям -o — -a (или хотя бы «нулевое окончание — », как в румынском)…

fr-rod-sushchestviteljnyh

«Победю; нет, побежу…»

А ведь действительно, все парадигмы уже придуманы до нас. Ходить → хожу, водить → вожу, родить → рожу… Так какие могут быть сомнения по поводу того, какую же форму первого лица единственного числа выбрать для глагола победить — *победю, *побежу или *побежду?

«Запретить форму "побежу" разве не идиотская идея была? Так можно и "наврежу" на "причиню вред" заменить, и "напишу" - на "произведу написание", и "прочитаю" - на "осуществлю чтение", и вообще, можно выпилить из языка изменение глаголов по лицам и числам, сохранив спряжение лишь нескольких глаголов типа "делать", "производить", "причинять". Мне всегда было интересно, кому всё это нужно? Подобные маразматичные нормы ведь вводятся искусственно. Неужели очередной кандидатский или докторский высер стоит того, чтобы так примитивизировать язык?!»

(отсюда)

О восточнославянских фамилиях

Читаю тут учебник по ономастике (науке об именах) моей бывшей преподавательницы Татьяны Викторовны Шмелёвой (кстати, выступавшей в этом году на Новгородском фестивале языков). Всё очень интересно и доступно изложено и читается на одном дыхании. Вот, например, пассаж о восточнославянских фамилиях:
shmeljova-onomastika

К собственно русским фамильным формантам примыкают иноязычные по происхождению, но распространённые в русском обществе украинские суффиксы -ко, -(ен)ко и -ук (юк), первоначальное грамматическое значение которых 'маленький', а затем 'сын того, кто назван корнем'. Так, Петренко – это маленький Петро, или сын Петра (ср. русский суффикс -ёнок в значении 'детёныш': котёнок и чертёнок, а также слово дитятко), а Федосюк – сын Федоса (ср. русскую фамилию Федосов). В белорусских фамилиях закрепились как фамильные форманты суффиксы «дитя» -ёнок – Тарасёнок; отчества -ович (евич): Мицкевич, Адамович¹.
<…>

Для нестандартных фамилий важна их форма: если они напоминают русские существительные мужского или женского рода (Фридман, Петросян, Окуджава, Куросава), то они склоняются, когда речь идет о мужчинах, и не склоняются, когда речь идёт о женщинах. Ср.: статья Сергея Брутмана, песни Окуджавы, фильмы Куросавы и письма Ольги Фрейденберг. Все остальные нестандартные фамилии не склоняются ни в одном из родов: с Алексеем Петренко и Алёной Приходько, с Махатмой Ганди и Индирой Ганди. В результате фамилии создают значительное по объему поле неизме- няемости, поддерживая тенденцию к аналитизму в изменении русского языка, отмеченную в XX столетии. О том, что она сформировалась именно в это время, говорят многочисленные факты склонения фамилий в текстах
XIX века, приведённые в книге Л. П. Калакуцкой: даже в конце века писали: обратились к Никитенке, повесть Сергеенки, поклон Иваненке.

___________________________

¹ Считается, что распространённый в польских фамилиях суффикс -icz (Mickiewicz, Tomaszewicz) заимствован из восточнославянских языков, иначе восточнославянскому [ч] в нём бы закономерно соответствовало западнославянское [ц], т.е. суффикс имел бы форму —ic. Ср. сербское -ић, где -ћ [ч’] соответствует западнославянскому —c [ц], но не —cz [ч]: ноћ — noc «ночь», већ — więcej «больше».

«Не про тебя!»

Не первый и не последний пример того, как инославянские языки открывают глаза на родной. Меня всегда удивляло странное употребление предлога про во фразах типа «Хороша она, да не про тебя!» Всё становится на свои места, когда узнаёшь, что в чешском языке предлог pro означает «для» (čeština pro cizince «чешский (язык) для иностранцев»).

Автобусный турецкий

Всегда радует, когда удаётся найти точку пересечения твоих разных интересов.В данном случае — языки и транспорт в одном флаконе. Точнее, на одном фото.

Презентация новых красавцев автобусов Мерседес Конекто в Анкаре. Такие же теперь есть в Москве.

И одновременно — тюркская агглютинативная грамматика во всей красе. Надпись на маршрутоуказателях:

Yeni otobüslerimiz Ankara’mız= наши новые автобусы нашей Анкаре.

yeni = новый

otobüs = автобус. Интернациональные слова попадали в турецкий язык через посредство французского, сохраняя французское же произношение; отсюда otobüs, enformasyon «информация», enstitü «институт» и т.п.

-ler (после слога с задним гласным a,o,u-lar) = суффикс множественного числа.

-imiz = притяжательный суффикс со значением «наш». После слога с задним гласным a,o,u имеет вид -ımız, (ı читается как глубокое [ы])¹, поэтому otobüsimiz, но Ankaramız (после основы с гласным на конце первый гласный суффикса выпадает). После имён собственных суффиксы в турецком отделяются апострофом, поэтому Ankara’mız «наша Анкара», Türkiye’de «в Турции», İstanbul’a «в Стамбул» и т.п.

-e (после слога с задним гласным a,o,u-a) = суффикс дательно-направительного падежа, т.е. «кому-чему?», «в кого-что?»

Надпись внизу: Ankara Büyükşehir Belediyesi «Муниципалитет Большая Анкара», буквально «Анкара Большойгород муниципалитет-его». Эта конструкция, называемая мудрёным словом «изафет», заменяет в турецком привычные нам конструкции с родительным падежом и относительными прилагательными: İstanbul üniversitesi «Стамбульский университет», буквально «Стамбул университет-его» (üniversite — снова привет от французского!), deniz ldızı «морская звезда», буквально «море звезда-его». -i/-ı, после основы на гласный -si/-sı¹ — суффикс притяжательности со значением «его, её, их(ний)».

А вы говорите, ку.

———————————————

¹ На самом деле у суффиксов с i/ı не два, а целых четыре варианта, так как после слогов с огубленными гласными (ö, ü, o, u) они превращаются в ü/u: dostumuz «наш друг», dostu «его друг», аналогично Türk’ümüz «наш турок», Türk’ü «его турок».

Снова о темо-рематическом делении

В последнее время дико бесит, когда антивирус говорит голосом: «Вирусная угроза была обнаружена». Неужели нельзя было в русском переводе сделать нормальный русский порядок слов — «Была обнаружены вирусная угроза?»

А потом я вдруг задумался: а чем один порядок слов отличается от другого?.. Ответ пришёл в голову мгновенно: «Была обнаружена вирусная угроза» — это A virus threat was detected, а «Вирусная угроза была обнаружена» — это The virus threat (already mentioned before) was detected. Т.е. если в английском и других европейских языках с жёстким порядком слов тема (уже упомянутая информация) и рема (новая информация) различаются соответственно определённым и неопределённым артиклем, то в русском то же самое достигается порядком слов: новая информация ставится в конце.

Похоже, свой родной язык мне ещё учить и учить…

Об этимологии слова «первый»

Созданный мной когда-то паблик «Типичный Лингвоман» теперь не перестаёт меня же просвещать. Сегодня, например, там в обсуждениях выяснилась этимология слова «первый» в основных европейских языках.

В английском first — это исторически превосходная степень на -st от fore «передний», т.е. «первый» = «самый передний». То же самое в латинском primus: prae- «перед-» + суффикс превосходной степени imus (ср. maximus, optimus, pessimus etc.) В немецком же erst — это буквально «самый ранний» (ср. англ. early «ранний» с суффиксом -ly) и совершенно не родственник английскому first.

Да и в некоторых славянских языках «первый» имеет форму превосходной степени. Явнее всего эта форма видна в польском pierwszy (первоначально «первейший», «самый первый»), в стянутом виде — в украинском перший и белорусском першы (из * первш-).

А ещё сегодня благодаря тому же «Типичному Лингвоману» я наконец узнал давно интересовавший меня вопрос, а какого родственника в английском может иметь немецкое sehr. Оказалось — неожиданно sore «больной» (ср. русское просторечное больно в значении «очень»: больно много, больно надо и т.п.) Чередование гласных здесь такое же, как в mehr ~ more «больше».