Тайна формы «звонит»

Тайна ударения в форме звонит раскрыта!.. Если верить Зализняку, то в переходных глаголов второго спряжения на ударное -и́ть (-áть, -éть) в личных формах ударение смещалось с окончания на корень, у непереходных (к коим относится и звонить) ударение так и оставалось на окончании.

udarenije
Это же объясняет, почему уже никто не говорит включи́́шь, включи́́т (хотя словаря продолжают с невероятным упорством фиксировать именно такое ударение в качестве нормативного), а только вклю́́чишь, вклю́́чит.

Подробнее — в научно-популярной лекции Зализняка «Из русского ударения».

Реклама

Всего понемногу

Иногда в плане известных знакомых тебе языков, их лексики и грамматики чувствуешь себя каким-то таким…

Диапазон знаний его был грандиозен. Ни одной сказки и ни одной песни он не знал больше чем наполовину, но зато это были русские, украинские, западнославянские, немецкие, английские, по-моему, даже японские, китайские и африканские сказки, легенды, притчи, баллады, песни, романсы, частушки и припевки.
(с) Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

 

Зализняк о фонетической и традиционной орфографии

Зализняк в своей лекции «Об исторической лингвистике» рассказывает:

Есть эпохи, когда общество легко допускает фонетическую запись, а есть эпохи, когда наступает твердое желание установить незыблемое написание. Причем совершенно неважно, что оно при этом далеко уходит от произношения. Мы сейчас считаем, что наша реформа орфографии была ориентирована на то, чтобы писать было удобнее и легче. Но вовсе неверно думать, что человечество всегда так относилось к письму. Существовали целые большие эпохи и общества, в которых требовалось, чтоб писать и читать было трудно, где в письме было чрезвычайно много совершенно, с нашей точки зрения, бессмысленных затруднений. Скажем, шесть разных способов написания одной и той же фонемы, условные буквы и т. д., которые делали грамотность в высшей степени трудной и одновременно невероятно престижной ввиду своей трудности. Писец в Египте был человеком близким к священности, оттого, какие немыслимые вещи он знал и мог писать. И подобная тенденция существовала в самых разных обществах. Не хотим писать просто, хотим писать так, чтобы нас уважали! Понимаете? И вот, когда побеждает такая тенденция, орфография останавливается. Это и произошло в разных странах Европы.

Собственно, и в русском, и в английском, и во французском орфография когда-то была фонетической, а спустя тысячу лет — уже не очень…

«Без тамбурная»

Похоже, приставка без- на наших глазах снова становится одновариантной…

Как определить грамматический род французских существительных

Страница из книги Т.А.Репиной «Сравнительная типология романских языков». Вот что значит утратить традиционное романское противопоставление рода по окончаниям -o — -a (или хотя бы «нулевое окончание — », как в румынском)…

fr-rod-sushchestviteljnyh

Что есть предлоги?

Интересное наблюдение математика о лексемах.

Если совсем углубляться, то вроде бы по стандартам, применяемым для описания «новых» (ранее не описанных) языков, словом считается минимальная единица, которая может быть самостоятельным высказыванием. С этой точки зрения предлоги — не слова, а префиксы (можно писать их слитно, чтобы нивелировать различие). Если мы считаем их отдельными словами, значит, учитываем традиции конкретных языков и восприятие носителей, а тогда уже нельзя сказать «ну давайте, например, писать "ктебе".
(отсюда)

«Победю; нет, побежу…»

А ведь действительно, все парадигмы уже придуманы до нас. Ходить → хожу, водить → вожу, родить → рожу… Так какие могут быть сомнения по поводу того, какую же форму первого лица единственного числа выбрать для глагола победить — *победю, *побежу или *побежду?

«Запретить форму "побежу" разве не идиотская идея была? Так можно и "наврежу" на "причиню вред" заменить, и "напишу" - на "произведу написание", и "прочитаю" - на "осуществлю чтение", и вообще, можно выпилить из языка изменение глаголов по лицам и числам, сохранив спряжение лишь нескольких глаголов типа "делать", "производить", "причинять". Мне всегда было интересно, кому всё это нужно? Подобные маразматичные нормы ведь вводятся искусственно. Неужели очередной кандидатский или докторский высер стоит того, чтобы так примитивизировать язык?!»

(отсюда)