Частота извлечения данных

Меня давно интересовал вопрос, почему одни языки, изучавшиеся из чисто спортивного интереса на уровне общего представления о грамматике и лексике, и спустя годы помнятся на уровне изученного достаточно хорошо, а другие такие же выветриваются из головы начисто. Например, изучавшуюся всего семестр в университете латынь я и спустя десять с лишним лет весьма хорошо помню и в плане лексики и в плане грамматики, хоть сейчас пошёл бы её преподавать, а проштудированная самостоятельно полтора года назад грамматика древнегреческого уже совершенно забылась. Аналогично просмотренные несколько лет назад из общелингвистического интереса основы лексики и грамматики турецкого ещё помнятся, эсперанто — похуже, но тоже, а осетинский и токипона выветрились из головы начисто. При том, что на практике мне не приходилось толком пользоваться ни одним из этих языков, да и изучал я их совсем не для того, чтобы ими пользоваться.

И тут вдруг мне подсказали идею, что это может быть связано с «частотой извлечения данных» из мозга. И тогда всё стало на свои места.

Тогда становится очевидно, почему лучше всего помнится латынь: ведь именно её чаще всего приходится встречать в лексике и русского, и европейских языков. Грамматика тоже не даёт о себе забыть, ибо сравнения с ней невольно напрашиваются каждый раз, когда встречаешься с грамматикой романских языков, особенно в плане спряжения глагола. В плане склонения существительного сравнения не проходит, потому что в современных романских языках склонение существительного практически отмерло и заменилось предлогами (как в английском), но часто встречаемые в литературе латинские цитаты в оригинале плюс известные крылатые фразы всё равно не дают окончательно забыть и эту часть грамматики. В древнегреческом же грамматика ни в чём другом более актуальном не проскальзывает, кроме современного греческого, которого я не знаю :) А лексика — пожалуйста, на втором месте после латинской по распространённости, особенно в научной терминологии.

В готском и древнеанглийском что-то ещё слабо помнится из лексики, но не очень, потому что в современном английском благодаря влиянию французского она в значительной своей части уже совсем другая. О грамматике и речь молчит, в английском не осталось ни склонений, ни спряжений, каковые были у его древнего предка. Соответственно, полученные когда-то знания благополучно забылись за этимологически-компаративистской неактуальностью.

Турецкий неожиданно хорошо помнится, потому что с тюркской лексикой в русском языке, российской и СНГшной топонимике всё-таки иногда приходится встречаться, а грамматика там вообще элементарная как в эсперанто. А вот об осетинском напоминают разве что названия рек Дон, Днепр и Днестр с иранским корнем дон «вода» и больше ничего, отсюда и результат — всё забылось напрочь. Ни на что не похожая токипона — тем более. Основы финского держится в голове в том числе за счёт близости Карелии и Карельского перешейка с их финно-угорскими топонимами плюс интересность грамматико-фонетических чередований в целом.

Помните цитату Холмса про то, что человеческая память подобна чердаку?  Так вот, чем чаще с этого чердака что-то берёшь по надобности и кладёшь потом обратно, тем блие к поверхности оно лежит в куче вещей и тем легче его будет вытащить в следующий раз. Ну а если положил что-то на этот чердак и ни разу к этому не обращался — едва ли найдёшь, даже если понадобится. Видимо, так.

Всего понемногу

Иногда в плане известных знакомых тебе языков, их лексики и грамматики чувствуешь себя каким-то таким…

Диапазон знаний его был грандиозен. Ни одной сказки и ни одной песни он не знал больше чем наполовину, но зато это были русские, украинские, западнославянские, немецкие, английские, по-моему, даже японские, китайские и африканские сказки, легенды, притчи, баллады, песни, романсы, частушки и припевки.
(с) Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

 

«З досведу»

Мне очень понравился ответ одной белорусскоговорящей польки в переписке сколько-то-летней давности:

— Ну белорусский ты изучала из интереса к Беларуси, понятно, а русский-то откуда знаешь?
— Ну… З досведу (из опыта). Хотя в России пока ни разу не была.

Теперь я знаю, что отвечать тем, которые будут спрашивать, откуда я знаю на пассивном уровне итальянский, французский, украинский, белорусский и эсперанто, ни разу не держав в руках учебника ни одного из этих языков и не будучи в их среде или из их среды.

«Холмс, если бы каждый знал только то, что нужно ему по роду деятельности, как скучен был бы мир!..»

Автобусный турецкий

Всегда радует, когда удаётся найти точку пересечения твоих разных интересов.В данном случае — языки и транспорт в одном флаконе. Точнее, на одном фото.

Презентация новых красавцев автобусов Мерседес Конекто в Анкаре. Такие же теперь есть в Москве.

И одновременно — тюркская агглютинативная грамматика во всей красе. Надпись на маршрутоуказателях:

Yeni otobüslerimiz Ankara’mız= наши новые автобусы нашей Анкаре.

yeni = новый

otobüs = автобус. Интернациональные слова попадали в турецкий язык через посредство французского, сохраняя французское же произношение; отсюда otobüs, enformasyon «информация», enstitü «институт» и т.п.

-ler (после слога с задним гласным a,o,u-lar) = суффикс множественного числа.

-imiz = притяжательный суффикс со значением «наш». После слога с задним гласным a,o,u имеет вид -ımız, (ı читается как глубокое [ы])¹, поэтому otobüsimiz, но Ankaramız (после основы с гласным на конце первый гласный суффикса выпадает). После имён собственных суффиксы в турецком отделяются апострофом, поэтому Ankara’mız «наша Анкара», Türkiye’de «в Турции», İstanbul’a «в Стамбул» и т.п.

-e (после слога с задним гласным a,o,u-a) = суффикс дательно-направительного падежа, т.е. «кому-чему?», «в кого-что?»

Надпись внизу: Ankara Büyükşehir Belediyesi «Муниципалитет Большая Анкара», буквально «Анкара Большойгород муниципалитет-его». Эта конструкция, называемая мудрёным словом «изафет», заменяет в турецком привычные нам конструкции с родительным падежом и относительными прилагательными: İstanbul üniversitesi «Стамбульский университет», буквально «Стамбул университет-его» (üniversite — снова привет от французского!), deniz ldızı «морская звезда», буквально «море звезда-его». -i/-ı, после основы на гласный -si/-sı¹ — суффикс притяжательности со значением «его, её, их(ний)».

А вы говорите, ку.

———————————————

¹ На самом деле у суффиксов с i/ı не два, а целых четыре варианта, так как после слогов с огубленными гласными (ö, ü, o, u) они превращаются в ü/u: dostumuz «наш друг», dostu «его друг», аналогично Türk’ümüz «наш турок», Türk’ü «его турок».

Уроки арабской письменности

Мне тут когда-то рассказали о том, как мнемонически запоминать некоторые буквы арабицы. Вообще-то способности к чужим письменностям у меня категорически отсутствуют (в отличие от многих других лингвоманов, которые в таинственных значках иероглифов или деванагари ловят особый кайф), ту же грузинскую письменность я в своё время за три дня выучил и за два опять забыл. Арабские (именно нынешние арабские) цифры тоже попытался когда-то выучить, помню лишь единицу и ноль, потому что они похожи по начертанию на наши. Из арабицы я помню только букву ت (т), и то только потому, что мой давний товарищ по лингвоманскому цеху Вячеслав Иванов aka amikeco когда-то написал по поводу только набиравших тогда популярность смайликов:

В Контакте популярно ставить горизонтальный смайлик, вот такой — ت
Первое время я не понимал, зачем у людей в имени арабская буква /т/ (а ت это она)... Совершенно случайно до меня дошло, что это люди просто смайлик себе такой нашли, в арабском алфавите.
Вот что значит перегруженность знаниями. :)

Вчера случайно нашёл листок, на котором зачем-то когда-то себе записал про эти арабские буквы. Сомневаюсь, что когда-нибудь буду серьёзно иметь дело с арабской письменностью (хотя чего не бывает), но на всякий случай перепечатаю и сохраню их сюда, ибо блог затеряться может с меньшей вероятностью, чем листок бумаги :) Ну и потом, вдруг ещё кому-то пригодится.

ت (Т) — смайлик
ن (Б) — смайлик с точкой.
ب (Н) — Б с точкой внизу.
ا   (А) — палочка.

Вот только с арабицей есть такая проблема, что там, в отличие от кириллицы, латиницы, гречицы, грузиницы, армяницы или еврейского письма, недостаточно просто выучить буквы. Нужно ещё уметь их узнавать в буквослияниях, поскольку сочетания букв там имеют обыкновение писаться слитно, а буквы в зависимости от соседних букв могут менять своё начертание. Например:

ات = AT. Помним, что в арабском буквы в словах записываются справа налево.
تا = TA. А вы думали, будет * ت ا, да?

Вот именно поэтому я и хочу, чтобы в одном из следующих сезонов программы «Полиглот» Дмитрий Петров преподал за 16 уроков основы арабского и/или персидского, поскольку сам я к ним вряд ли проберусь через эти письменностные дебри, увы. Да и то сказать, языки-то мне интересны только на уровне ознакомления с их структурой, а для этого записи латиницей, как в сезоне «Полиглота» с хинди, вполне достаточно.

 

Кто не изучал русский, тот не поймёт

Как хорошо, что хотя бы один из самых трудных языков мы выучили ещё в детстве…

— «Представьте, что вас ударили в живот», — говорит преподаватель, рассказывая о букве Ы.

— После трёх недель вы наконец можете правильно произнести слово «здравствуйте». Если же нет, то вы просто говорите всем «Добрый день».

— Есть Ш и Щ. А ещё Ч. Зачем их столько? Но когда вы начинаете их путать в речи, носители русского не понимают, что вы им хотите сказать. «Что, простите, вы хотите завести в нашем почтовом отделении яшик?, Ах, ящик.

— А есть ещё маленький загадочный мягкий знак, который пробирается в простые во всём остальном слова и изменяя их словно колдовством.

— Вы вдруг начнёте говорить про магазин, в котором продаются «столы, диваны и кровати», потому что слово «мебель» ужасно трудно произнести.

— Вы точно будете постоянно путать вид глагола.

— Как только вы овладели одним падежом, окажется, что нужно выучить ещё пять.

— Вам придётся запомнить, что телевизор мужского рода, газета — женского, а радио — непонятно какого.

— Я помню, как спросила, как по-русски сказать «to go», а преподаватель говорит: «Вы к этому ещё не готовы».

— Ваш преподаватель даст вам задание описать прогулку по воображаемому городу, где вам придётся «ехать», «идти», «выходить», «обходить», «переходить» и «заходить». Лучше уж остаться дома.

— Вы привыкнете говорить в повелительном наклонении, иначе ваша речь будет звучать неестественно. «I would like a cup of coffee, please» — для удивительно лаконичного русского языка это будет слишком многословно.

— Вы свысока смотрите на друзей, изучающих испанский и французский, и одновременно им завидуете.

— И когда-нибудь вы обязательно скажете, что весь день «пи́сали», а не «писáли».

— Когда у вас закончится русский словарный запас, вы просто добавляете суффикс -овать к английскому глаголу и мóлитесь богам межкультурной коммуникации. Раз «стартовать» — реально существующее слово, то чего не бывает.

— Да и то сказать, великим и могучим язык просто так не назовут.

Вся статья (на английском) на buzzfeed.ru >>

Попробуй обмани эсперантиста!

Мой давний товарищ по лингвоманскому и лингвофестивальному цеху Вячеслав Иванов (aka amikeco) поделился ссылкой на пост своего крымского друга-эсперантиста Павла Можаева о том, как бесполезно пытаться развести на деньги эсперантиста по телефону. На заметку также полонистам, галлицистам, японистам и всем прочим -истам.

Суть вкратце: звонит ему человек, представляется его знакомым, просит быстренько перевести ему в терминале 1000 рублей. Тот заподозрил неладное и решил его проверить, поэтому на вопрос «Ты уже проснулся?» ответил:

— Jes, mi ĵus ellitiĝis. (на эсперанто: «да, я только встал с постели»)
— Что-что?
— Блин, ну и какой ты Имярек Такойтович?!
— В смысле?.. Нормальный…
— Свободен.

[Примечание: эсперантская глагольная форма ellitiĝis происходит от lito «кровать» (из французского lit), el- = из-/вы-. (из латинского ex-), -iĝ- = суффикс возвратности, -is = суффикс прошедшего времени. Т.е. ellitiĝis буквально значит «выкроватился». Происхождение эсперантских слов jes, mi и ĵus [жус], думаю, объяснять не нужно]. 

В комментариях к посту ещё один эсперантист приводит другой аналогичный случай. Приходит ему вКонтакте письмо от знакомой, тоже эсперантистки:

— Привет, 2000р на 1-3 дня будет?
— Привет. Не понял. В смысле в долг?
— Да.
— Есть.
— На телефон можешь закинуть?
— Для проверки напиши то же самое на международном языке, чтобы я понял, что это Катя Замыслова.
— то именно?
— Просьбу :)
— В долг или на телефон?
— И то и другое
— Hi 2000 rubles in debt will be?
— Хаха, лузеры. Проверка не пройдена.

Откуда же было знать человеку, взломавшему страницу той самой Кати вКонтакте и написавшему оттуда, что самое большое оскорбление для эсперантиста — это назвать международным языком английский, который они категорически отказываются признавать таковым — мол, «почему язык какого-то одного народа вдруг возомнил себя самым главным». Для них международный язык — это только их la internacia lingvo, то есть эсперанто.

Учите языки, в общем. Praemonitus praemunitus.