Частота извлечения данных

Меня давно интересовал вопрос, почему одни языки, изучавшиеся из чисто спортивного интереса на уровне общего представления о грамматике и лексике, и спустя годы помнятся на уровне изученного достаточно хорошо, а другие такие же выветриваются из головы начисто. Например, изучавшуюся всего семестр в университете латынь я и спустя десять с лишним лет весьма хорошо помню и в плане лексики и в плане грамматики, хоть сейчас пошёл бы её преподавать, а проштудированная самостоятельно полтора года назад грамматика древнегреческого уже совершенно забылась. Аналогично просмотренные несколько лет назад из общелингвистического интереса основы лексики и грамматики турецкого ещё помнятся, эсперанто — похуже, но тоже, а осетинский и токипона выветрились из головы начисто. При том, что на практике мне не приходилось толком пользоваться ни одним из этих языков, да и изучал я их совсем не для того, чтобы ими пользоваться.

И тут вдруг мне подсказали идею, что это может быть связано с «частотой извлечения данных» из мозга. И тогда всё стало на свои места.

Тогда становится очевидно, почему лучше всего помнится латынь: ведь именно её чаще всего приходится встречать в лексике и русского, и европейских языков. Грамматика тоже не даёт о себе забыть, ибо сравнения с ней невольно напрашиваются каждый раз, когда встречаешься с грамматикой романских языков, особенно в плане спряжения глагола. В плане склонения существительного сравнения не проходит, потому что в современных романских языках склонение существительного практически отмерло и заменилось предлогами (как в английском), но часто встречаемые в литературе латинские цитаты в оригинале плюс известные крылатые фразы всё равно не дают окончательно забыть и эту часть грамматики. В древнегреческом же грамматика ни в чём другом более актуальном не проскальзывает, кроме современного греческого, которого я не знаю :) А лексика — пожалуйста, на втором месте после латинской по распространённости, особенно в научной терминологии.

В готском и древнеанглийском что-то ещё слабо помнится из лексики, но не очень, потому что в современном английском благодаря влиянию французского она в значительной своей части уже совсем другая. О грамматике и речь молчит, в английском не осталось ни склонений, ни спряжений, каковые были у его древнего предка. Соответственно, полученные когда-то знания благополучно забылись за этимологически-компаративистской неактуальностью.

Турецкий неожиданно хорошо помнится, потому что с тюркской лексикой в русском языке, российской и СНГшной топонимике всё-таки иногда приходится встречаться, а грамматика там вообще элементарная как в эсперанто. А вот об осетинском напоминают разве что названия рек Дон, Днепр и Днестр с иранским корнем дон «вода» и больше ничего, отсюда и результат — всё забылось напрочь. Ни на что не похожая токипона — тем более. Основы финского держится в голове в том числе за счёт близости Карелии и Карельского перешейка с их финно-угорскими топонимами плюс интересность грамматико-фонетических чередований в целом.

Помните цитату Холмса про то, что человеческая память подобна чердаку?  Так вот, чем чаще с этого чердака что-то берёшь по надобности и кладёшь потом обратно, тем блие к поверхности оно лежит в куче вещей и тем легче его будет вытащить в следующий раз. Ну а если положил что-то на этот чердак и ни разу к этому не обращался — едва ли найдёшь, даже если понадобится. Видимо, так.

Advertisements

Один ответ to “Частота извлечения данных”

  1. pozdeevvo Says:

    Очень даже логичное доказательство.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: