Матч на уроке украинской литературы

Футбольный украинский был первым услышанным мною в сознательной жизни устным украинским вообще. Было это лет в 13, когда у нас почему-то ловился на кабельном украинский телеканал СТБ, по которому постоянно крутили матчи чемпионата Италии по футболу (Андрей Шевченко тогда играл за «Милан», ага). Сейчас, уже серьёзно интересуясь украинским, я вернулся к прослушиванию футбольной мовы, но уже в её юмористическом варианте. А именно в сделанном КВНщиками ролике о том, как футбольный комментатор мог бы освещать урок литературы в украинской школе.

Экзоним

Давно, очень давно не вёл я мнемоническую рубрику «Личный словарик». Есть повод это исправить.

Экзоним (греч. «внешнее имя») — название для какой-либо местности, используемое иностранцами в своих языках.

Так, производные от латинского Hungaria — наиболее распространённый европейский экзоним для страны Magyarország (даже её русское название «Венгрия» имеет отношение), а производные от латинского Finnlandia — экзоним для страны Suomi. 

Ёфицируем понемножку…

Ох, нелёгкая это работа — из болота тащить бегемота ёфицировать тексты, когда букву ё подавляющему большинству русскоязычных писать совсем отвычно непривычно… Но сам факт появления всё большего количества ёфицированных текстов в Сети и в газетах радует.

Скриншот отрывка из краткого пересказа повести Валентина Распутина «Живи и помни». Слов с проставленной буквой ё в тексте большинство, но наличие отдельных слов с е вместо ё показывает силу привычки.

Гранд-макет России в Санкт-Петербурге

В достопамятной новой русской сказке «Про Федота-стрельца» Леонида Филатова есть такие строчки:

Раздобудь, кричит, ковёр,
Шитый золотом узор,
Шириной во всю Расею,
В сто лесов и в сто озёр!..
<…>
Чтоб на ём была видна,
Как на карте, вся страна…

Эту идею попробовали осуществить в Санкт-Петербурге, создав Гранд-макет России. Макет страны не строго географический, а схематический, отражающий стороны жизни, предметы, явления, наиболее характерные для различных частей огромной страны.

Строго говоря, Гранд-макет всё ещё находится в процессе создания, однако и уже сделанного достаточно, чтобы впечатлять зрителя как своими масштабами, так и подробностью и скрупулёзностью воспроизведения «сцен из жизни» разных регионов страны.

На днях там побывал. Макет находится на Цветочной улице, 16, ближайшая станция метро — «Московские ворота». Работает ежедневно с 10 до 20 часов, стоимость взрослого билета — 450 рублей. От метро до места можно дойти пешком минут за 20-25 — правда, идти придётся по довольно унылой промзоне. На сайте Гранд-макета есть удобная схема прохода до музея от метро. Для тех, кто приезжает на машине, прямо у музея (на фото — справа за кадром) есть просторная парковка — правда, платная, 50 рублей в час. Надо, однако, учитывать, что на Цветочной улице движение одностороннее с юга на север, т.е. на неё можно заехать только со стороны Рощинской улицы.

Теперь подробнее о самом музее.

Читать далее…

Гений чистого познания


Я вообще-то не очень люблю творчество наших водочных декадентско-интеллигентских писателей, но вот этот пассаж из довлатовского «Заповедника», по-моему, очень точно (хоть и несколько гротескно) отражает природу определённой части интеллектуалов, в том числе и лингвоманов. Каким образом исключительная жажда интеллектуальных знаний сочетается порой с исключительной бытовой и профессиональной леностью и почему это характерно почти исключительно для лиц мужеского пола, — на это пусть ответят психологи.


В школьные годы Митрофанов славился так называемой «зеркальной

памятью». С легкостью заучивал наизусть целые главы из учебников. Его
демонстрировали как чудо-ребенка. Мало того, Бог одарил его неутолимой
жаждой знаний. В нем сочетались безграничная любознательность и
феноменальная память. Его ожидала блестящая научная карьера.
Митрофанова интересовало все; биология, география, теория поля,
чревовещание, филателия, супрематизм, основы дрессировки… Он прочитывал
три серьезных книги в день… Триумфально кончил школу, легко поступил на
филфак.
Университетская профессура была озадачена. Митрофанов знал абсолютновсе
и требовал новых познаний. Крупные ученые сутками просиживали в библиотеках,
штудируя для Митрофанова забытые теории и разделы науки. Параллельно
Митрофанов слушал лекции на юридическом, биологическом и химическом
факультетах.
Уникальная память и безмерная жажда знаний — в сочетании — творили
чудеса. Но тут выявилось поразительное обстоятельство. Этими качествами
натура Митрофанова целиком и полностью исчерпывалась. Другими качествами
Митрофанов не обладал. Он родился гением чистого познания.
Первая же его курсовая работа осталась незавершенной. Более того, он
написал лишь первую фразу. Вернее — начало первой фразы. А именно: «Как нам
известно…» На этом гениально задуманная работа была прервана.
Митрофанов вырос фантастическим лентяем, если можно назвать лентяем
человека, прочитавшего десять тысяч книг.
Митрофанов не умывался, не брился, не посещал ленинских субботников. Не
возвращал долгов и не зашнуровывал ботинок. Надевать кепку он ленился. Он
просто клал ее на голову.
В колхоз — не поехал. Взял и не явился без уважительной причины.
Из университета Митрофанова отчислили. Друзья пытались устроить его на
работу. Некоторое время он был личным секретарем академика Фирсова. Поначалу
все шло замечательно. Он часами сидел в библиотеке Академии наук. Подбирал
для Фирсова нужные материалы. Охотно делился уже имеющимися в памяти
сведениями. Престарелый ученый ожил. Он предложил Володе совместно
разрабатывать теорию диагонального гидатопироморфизма. (Или чего-то в этом
роде.) Академик сказал:
— Записывать будете вы. Я близорук.
На следующий день Митрофанов исчез. Он ленился записывать.
Несколько месяцев бездельничал. Прочитал еще триста книг. Выучил два
языка — румынский и хинди.
Обедал у друзей, расплачиваясь яркими пространными лекциями. Ему дарили
поношенную одежду…
Затем Митрофанова пытались устроить на Ленфильм. Более того, специально
утвердили новую штатную единицу: «Консультант по любым вопросам».
Это была редкая удача. Митрофанов знал костюмы и обычаи всех эпох.
Фауну любого уголка земли. Мельчайшие подробности в ходе доисторических
событий. Парадоксальные реплики второстепенных государственных деятелей. Он
знал, сколько пуговиц было на камзоле Талейрана. Он помнил, как звали жену
Ломоносова…
Митрофанов не смог заполнить анкету. Даже те ее разделы, где было
сказано: «Нужное подчеркнуть». Ему было лень…
Его устроили сторожем в кинотеатр. Ночная работа, хочешь — спи, хочешь
— читай, хочешь — думай. Митрофанову вменялась единственная обязанность.
После двенадцати нужно было выключить какой-то рубильник. Митрофанов забывал
его выключить. Или ленился. Его уволили…
Впоследствии мы с горечью узнали, что Митрофанов не просто лентяй. У
него обнаружилось редкое клиническое заболевание — абулия. То есть полная
атрофия воли.
Он был» явлением растительного мира. Прихотливым и ярким цветком. Не
может хризантема сама себя окучивать и поливать…
Наконец Митрофанов услышал о Пушкинском заповеднике. Приехал,
осмотрелся. И выяснил, что это единственное учреждение, где он может быть
полезен.
Что требуется от экскурсовода? Яркий впечатляющий рассказ. И больше
ничего.
Рассказывать Митрофанов умел. Его экскурсии были насыщены внезапными
параллелями, ослепительными гипотезами, редкими архивными справками и
цитатами на шести языках.
Его экскурсии продолжались вдвое дольше обычных. Иногда туристы падали
в обморок от напряжения.
Были, конечно, и сложности. Митрофанов ленился подниматься на Савкину
Горку. Туристы карабкались на гору, а Митрофанов, стоя у подножия,
выкрикивал:
— Как и много лет назад, этот большой зеленый холм возвышается над
Соротью. Удивительная симметричность его формы говорит об искусственном
происхождении. Что же касается этимологии названия — «Сороть», то она весьма
любопытна. Хоть и не совсем пристойна…
Был случай, когда экскурсанты, расстелив дерматиновый плащ, волоком
тащили Митрофанова на гору. Он же довольно улыбался н вещал:
— Предание гласит, что здесь стоял один из монастырей Воронича…
В заповеднике его ценили…

Где проверять ударения в украинских словоформах

Известно, что ударения в славянских языках со свободным и даже фиксированным ударением — вещь коварнейшая. Даже в близкородственных языках, таких как русский и украинский, во многих одинаковых словах и ещё большем количестве их форм ударение существенно различается. Например, украинское пісня, как и русское песня, имеет ударение на первом слоге, а вот множественное число пісні (и прочие его формы — пісень, пісням, піснями, піснях) — на втором, что для русскоязычного, не проживающего или не выросшего на Украине, уже трудновообразимо.

Lingvo даёт ударения для украинских слов, но… только в их начальной (словарной) форме. А где проверять ударения в формах слов? Для этого в Сети существует прекрасный ресурс «Словники України on-line».

Заходим на него, вводим в поле поиска слово в начальной форме, нажимаем «Пошук» («Поиск») и наслаждаемся полной парадигмой слова со всеми ударениями. Только обращаем внимание на ввод дополнительных символов: ввод латинской i (код 0069) вместо украинской кириллической i (код 0456) не прокатывает. Поэтому, если у вас нет украинской раскладки, тщательно копипастите і и все прочие дополнительные символы из Lingvo, украинской Википедии или ещё откуда-то. А ещё лучше — установите себе вместо русской раскладки универсальную кириллическую (например, отсюда); тогда вы сможете вводить і = правый Alt + ы, ї = правый Alt + и, є = правый Alt + е, ґ = правый Alt + ш.


Полезно также завести себе маленький блокнотик и выписывать туда слова с ударениями, которые вас удивили. Мне на первом курсе университета такой способ очень помог разобраться с ударениями в английских словах (и в некоторых русских тоже, да).

Очень рекомендую также слушать украиноязычное радио (благо его можно поймать и в России), смотреть на YouTube и на других ресурсах Сети украиноязычные новостные сюжеты и телепередачи и т.п. Ибо устный язык можно усвоить как активно, так и пассивно только с практикой.

Языковое самосознание в ирландской литературе

Флаг Ирландии

Общаясь благодаря фестивалям языков с людьми, заинтересованными в сохранении «языков титульных наций» в России и странах ближнего зарубежья, часто слышишь, что сохранение своего исконного языка — это наиболее действенное средство консолидации нации, сохранения национальной идентичности и недопущение ассимиляции с более «сильной» нацией. При этом, однако,  так же часто вспоминаешь пример Ирландии, где языка титульной нации в живом виде уже давно практически нет, но это не мешало и не мешает ирландцам всё время осознавать себя как отдельную нацию и противопоставлять себя в этом плане собственно англичанам.

Тем не менее, по-видимому, и ирландцы иногда задумываются и задумывались над пресловутым языковым вопросом. В романе «Портрет художника в юности» (A Portrait of the Artist as a Young Man), написанном сто лет назад ирландским писателем Джеймсом Джойсом (James Joyce), присутствует эпизод, где главный герой-ирландец вдруг осознаёт свою национальную и потенциально языковую идентичность во время разговора с англичанином:

The little word seemed to have turned a rapier point of his sensitiveness of dejection that the little man to whom he was speaking was a countryman of Ben Jonson. He thought: “The language in which we are speaking is his before it is mine. How different are the words home, Christ, ale, master, on his lips and on mine! I cannot speak or write these words without unrest of spirit. His language, so familiar and so foreign, will always be for me an acquired speech. I have not made or accepted its words.”

[Казалось, это словечко обратило язвительное остриё его настороженности <…> Со жгучей болью унижения он почувствовал, что человек, с которым он беседует, — соотечественник Бена Джонсона. Он подумал:
— Язык, на котором мы сейчас говорим, — прежде всего его язык, а потом уже мой. Как различны слова — семья, Христос, пиво, учитель — в его и в моих устах. Я не могу спокойно произнести или написать эти слова. Его язык — такой близкий и такой чужой — всегда останется для меня лишь благоприобретённым. Я не создавал и не принимал его слов. (Пер. М.П.Богословской-Бобровой)].