Датский или американский путь?

Я уже неоднократно писал о преимуществах велосипеда перед автомобилем в городе. Однако, наверное, не сильно убедительно теоретизировать по этому поводу, когда толком не видел этих самых западных стран, с которыми мы постоянно себя сравниваем. Сейчас по наводке товарища нашёл подробный отчёт пользователя ЖЖ maxkatz о транспортной ситуации в Дании, где за последние полвека были созданы благоприятные условия для велосипедистов (раз, два, три, четыре, пять), в сравнении с США, где предпочтение всегда оказывалось и оказывается автомобилистам. Автор был в обеих странах и наблюдал ситуацию своими глазами, в результате чего он пришёл к выводу, что в России велоинфраструктура тоже возможна, и якобы наш «не тот» менталитет тут ни при чём.

Пробки из велосипедистов в Копенгагене. Фото с maxkatz.livejournal.com

Интересны приводимые автором цифры: в Дании на 1000 человек приходится 549 автомобилей, в России — 245; при этом в Копенгагене если и бывают пробки, то из… велосипедистов. В США на 1000 человек аж 812 автомобилей, но даже их самые заточенные под автомобили в мире города не справляются с таким транспортным потоком.

В записях maxkatz’а также часто упоминается датская градостроительная компания Gehl Architects и её представитель Кристиан Вилладсен, лекция которого о положительном пешеходно-велосипедном опыте Дании есть в Сети с русскими субтитрами.

С Днём защитника Отечества!

Реклама

Когдатошний, поможливый и другие

Языковая норма всегда консервативна. В этом, конечно, есть много положительного — постоянство (вернее, сдерживание изменения) нормы не даёт языку меняться слишком быстро и предотвращает непонимание друг друга представителями разных поколений, позволяет избегнуть «разброда и шатания» в языке и т.п. Но иногда, охраняя таким образом язык, норма вместе с водой выплёскивает и ребёнка, не пуская в язык слова, образованные вполне в соответствии с его внутренними законами и способными заполнить вполне определённые семантические ниши в языке. И единственным аргументом нормы в этом случае является «так не говорят». Победить → побежу — так не говорят (хотя родить → рожý говорят). Полный → полуполный — так не говорят (хотя пустой → полупустой говорят). Сделать → сделающий — так не говорят (хотя делать → делающий говорят).

Есть целые учёные, занимающиеся попыткой внедрения новых слов в языки. Одним из наиболее известных русскоязычных учёных является Михаил Наумович Эпштейн, который даже выпускает целую рассылку «Дар слова». Некоторые предлагаемые им слова, по моему мнению, обозначают слишком узкие или малоупотребительные понятия и для русского языка излишни, но многие другие вполне могли бы функционировать в повседневной устной и письменной речи.

А почему бы и каждому из нас не позаниматься сознательным словотворчеством? Мне когда-то придумалось слово когдатошний, обозначающее «имевший место когда-то, давно», например: когдатошний президент США Джордж Буш-старший, многие люди вспоминают когдатошний дефицит товаров. Во многих других языках это слово вполне легально функционирует: по-английски then (the then President), на эсперанто iama (от iam «когда-то»: la iama Prezidento), в украинском колишній (от коли «когда»: колишній президент). Это слово образовано от слова когда тем же способом, что и слова вчерашний, завтрашний, здешний, нынешний, сегодняшний. По-видимому, норме мешают его принять лишь орфографические соображения — как бы не годится писать -то не через дефис, а когда-то-шний тоже ужасно. 

В английском есть очень хорошее слово helpful «готовый помочь»: He’s always very helpful. Это слово вполне можно скалькировать на русский как поможливый: Он всегда очень поможливый. В семье нужно быть поможливым.

Наконец, для меня как человека, интересующемуся различными языками, очень актуально эсперантское слово lingvemulo «человек, интересующийся языками». Оно образовано от слова lingvo «язык» с помощью суффиксов em- «склонный к чему-то» и ul- «человек, наделённым таким-то качеством». Это слово очень точно описывает определённый тип людей, которые могут и не быть лингвистами по образованию или роду занятий, но самостоятельно интересуются самыми разными языками и пытаются хотя бы немного их изучать или узнать о них побольше. Правда, не представляю, как это слово можно было бы перевести на русский язык хотя бы неологизмом. Update: ВКонтакте как аналог этому слову был предложен термин глоссофил, взятый из английской Википедии.

Двойная возвратная форма в итальянском

Во многих языках безличные конструкции делаются путём перевода глагола в возвратную форму: Здесь делается так = Hier macht sich so = Aquí se hace así = Qui si fa così. Вроде бы ничего необычного.

Однако вчера вдруг прочитал у Ксении на Multilingua Blog, что по крайней мере итальянском языке в том случае, если переводимый в безличную конструкцию глагол уже является возвратным, могут возникнуть непредвиденные осложнения. А именно — к уже имеющейся частице si, обозначающей возвратность глагола, прибавляется ещё одна такая же частица si, обозначающая безличность уже всей конструкции.

Например, глагол «жениться» в итальянском, как и в русском, возвратный — sposarsi. А как сказать, например, «В Италии женятся поздно»? Можно, конечно, как по-русски — In Italia si sposano tardi, но это будет неопределённо-личная, а не безличная конструкция: подлежащее-то как бы есть (те, кто женится поздно), просто оно не называется, в то время как в безличной конструкции подлежащего нет в принципе. Поэтому, если мы хотим именно безличную конструкцию, придётся добавлять ещё одно si и ставить глагол в третье лицо единственного числа (как в примере с делается). Получается *In Italia si si sposa tardi.

Что-то не так? Ага, два si подряд не звучат. Тогда расподобим (диссимилируем)-ка их — заменим первое si на ci. Получаем окончательный вариант In Italia ci si sposa tardi.

Не припоминаю, чтобы я встречал такие двойные безличные конструкции. Но это может быть объяснимо ещё и тем, что если я и видел такие фразы, то первое ci в них производит впечатление скорее усилительной частицы «здесь», чем хорошо замаскированного дополнительного si. И такие предложения субъективно воспринимаются как «В Италии здесь женятся поздно» (или, если хотите, «В Италии таки женятся поздно»). Тем более что с точки зрения носителя русского языка вторая возвратная частица является излишней.

Лингвокомбинаторика. Часть 1

Когда-то приходили в голову разрозненные мысли о том, как интересно три основных восточнославянских языка выбрали себе отдельные языковые элементы в совсем разных сочетаниях. Вот два примера, пока не забылись:

1. Графика — буквы и, і, ы

В русском есть буквы и и ы, но нет буквы і (хотя когда-то была, да).
В украинском есть буквы и и і, но нет буквы ы.
В белорусском есть буквы і и ы, но нет буквы и.

2. Фонетика/грамматика — окончания прилагательных в именительном падеже

В русском окончания прилагательных всех трёх родов в именительном падеже имеют либо только полную форму (4:0) (ый/-ий, -ая/-яя, -ое/-ее, -ые/-ие), либо только краткую (0:4) (-Ø, -а/-я, -о/-е, -ы/-и).

В украинском и белорусском кратких прилагательных как таковых нет, но:

В украинском окончания прилагательных именительного падежа в мужском роде имеют  полную форму, в остальных формах — краткую (2:2) (-ий/-ій, -а/-я, -е/-є, —i).

В белорусском всё наоборот: окончания прилагательных именительного падежа имеют краткую форму только в мужском роде, во всех остальных они имеют полную форму (3:1) (-ы/-і, -ая, -ое/-ае/-яе, -ыя/-ія).

В косвенных падежах во всех трёх языках окончания прилагательных имеют толькополную форму.

Вот такая лингвокомбинаторика…

Экомобиль уже едет!

Не так давно вКонтакте распространялась информация о том, что использованные батарейки нельзя выбрасывать вместе с остальным мусором, так как каждая батарейка, будучи переработанной на общей свалке, загрязняет кадмием и другими тяжёлыми металлами несколько квадратных метров почвы. Да и на самих батарейках обыкновенно нарисован значок перечёркнутой мусорной корзины — мол, туда не выбрасывать. Но при этом девать их оказывается как бы некуда. Что же делать?

Оказывается, в Санкт-Петербурге с некоторых пор запущены специальные экомобили, которые в определённые дни и часы подъезжают к различным точкам города (обычно это станции метро либо какие-то другие узловые пункты) и принимают использованные потенциально опасные предметы, такие как батарейки, люминесцентные лампы, ртутные термометры, мобильные телефоны и т.д. и т.п. Пригороды, административно входящие в черту Санкт-Петербурга, экомобилями тоже охвачены.

На то, что такая полезная служба в ближайшее время появится в Великом Новгороде и других небольших областных центрах, пока надеяться, к сожалению, не приходится. Однако большинство жителей Северо-Запада хотя бы изредка наведываются в северную столицу, так что вполне реально накапливать отработанные батарейки и подобные им вещи в маленьких пакетиках, а в рамках ближайшей поездки в Петербург справиться по расписанию, где будет находиться экомобиль в день и время вашего приезда, подъехать туда и сдать накопившиеся вещи. Это не так уж трудно, а для окружающей среды более чем полезно.

Об экомобилях можно прочитать на сайте со звучным адресом musora.bolshe.net, там же можно скачать их расписание. Можно также отслеживать работу экомобилей и задавать интересующие вопросы в соответствующей группе вКонтакте.

«Добро пожаловать в Великий Новгород!»

Вечера иду утром мимо ж/д вокзала. Как раз в этот момент к платформе подъезжает электричка из Питера, и вдруг из репродуктора раздаётся: «Добро пожаловать в Великий Новгород — город с 1150-летней историей, город Ярослава Мудрого и Александра Невского, колыбель российской государственности и проч. и проч… Пройдитесь по древнему Кремлю, оцените красоту церквей Ярославова Дворища и т.д. и т.п…»

Мысленно представил себя сходящим с электрички в этот момент…

Вот могут же и у нас, когда захотят, сделать людям приятно — и приезжим туристам, и возвращающимся домой местным. Тем более на вокзале, на котором все поезда и электрички наперечёт и каждую вполне можно приветствовать отдельно :)

 

Слишком буквальный перевод

Вот что может получиться, если слишком понадеяться на электронный переводчик.