Освоение интернационализмов в украинском

Известно, что в белорусском языке не может быть звука [и] после д, т, р, поэтому в иноязычных словах после указанных согласных он всегда заменяется на [ы]: дыскутаваць «дискутировать», палітычны «политический», гістарычны «исторический». Также в белорусской тарашкевице в заимствованных словах под влиянием польского обычно не используется [и] после [c], хотя в принципе белорусская фонотактика не отвергает такого сочетания: сіла «сила», но сымбаль «символ», сыстэма «система» (в современном официальном белорусском языке — «наркомовке» — используются формы сімвал, сістэма).

В украинском языке, литературный вариант которого имеет общее происхождение с классическим белорусским языком, в своё время действовали те же самые тенденции. И хотя в украинских словах сочетания ді, ті, сі, рі возможны, они встречаются только там, где на месте і когда-то был звук о или е: діло «дело», тільки «только», сіль «соль», ріка «река». В интернациональных же словах после всех указанных согласных і [и] заменяется на и [ы], а после остальных согласных остаётся і [и]: система — університет; граматика, лексикастилістика, політика; фонетика — графіка; християнство — конфуціанство. Иногда это даже приводит к вариативности интернациональных суффиксов: русизм, но українізм, полонізм. То же распространяется и на имена собственные: Рига, Рим, Париж, Мадрид, но Вільнюс, Таллінн (хотя это правило уже не такое строгое и имеет исключения — Гельсінкі, Ріміні).

Исключение — окончания –ія, -ій, -іо, в которых всегда сохраняется і: літій, радій, радіо, гвардія, Вікіпедія, історія (но: історичний!).

Знание этой закономерности позволяет не-носителям украинского правильно «украинизировать» интернационализмы, не заглядывая лишний раз в словарь.

Украинские собирательные

Сейчас, много слушая песни Миколы Гнатюка, начинаю замечать некоторые интересные явления в украинском.

Например, в русском волосья, колосья, листья — это формы множественного числа от слов волос, колос, лист. Соответствующие по форме и значению украинские волосся, колосся, листя — это уже собирательные существительные среднего рода единственного числа: чеше волосся своє «расчёсывает волосы свои» (кстати, из украинского перевода «Лорелеи» Гейне!), колосся стигле «колосья спелые», пожовтіє листя «пожелтеют листья».

Это наводит на размышления: а не происходят ли русские неправильные формы множественного числа типа деревья, колосья, листья от каких-нибудь утерянных собирательных существительных среднего рода типа *деревье «группа деревьев», *колосье «группа колосьев», *листье «группа листьев», «листва»? Ведь образуемые таким образом собирательные вполне типичны для русского языка: ворон — вороньё, кулак — кулачьё, мужик — мужичьё? Эта словообразовательная модель продуктивна и поныне. Так, недавно в газете «Новгород» даже встретилось неформальное самоназвание туристов-рюкзачников — турьё.

Быть или не быть велосипедным дорожкам

В Санкт-Петербурге инициативная группа по разработке «Концепции по развитию велосипедного движения» разработала анкету для нынешних и потенциальных велосипедистов города. В ней респонденту предлагается указать условия, при которых он стал бы ездить по городу на велосипеде (наличие велосипедных дорожек, велостоянок, пунктов проката велосипедов и т.п.), высказать свои предпочтения по поводу места расположения велостоянок (у магазинов и торговых центров, во дворах и т.п.), нужно ли разрешить горожанам провозить велосипеды в метро и т.п.

Такая анкета, думаю, не помешала бы и жителям Великого Новгорода. В последнее время у многих магазинов и учреждений в городе появились велостоянки (пусть пока и небольшие, на 4-5 мест), но нормальные велодорожки в городе, не считая сделанных энтузиастами имитаций, пока остаются только в обещаниях мэрии, хотя такая перспектива обсуждается давно. И это при том, что в последние три-четыре года в небольшом городе появилось огромное количество машин, часто используемых по сути для того, чтобы пересечь несколько коротких улиц. Результат — пробки и неудобное и даже опасное интенсивное движение на основных транспортных магистралях города, в котором при наличии желания и времени из любой точки в любую можно пройти пешком. Разумеется, ходить пешком не всегда есть время и силы, а на ожидание общественного транспорта нужно тратить дополнительное время, поэтому велосипед для передвижения по городу является, пожалуй, оптимальным решением. Лишь бы было по чему ездить и где ставить своё маленькое личное транспортное средство.

Лично я бы принципиально ездил по городу на велосипеде, если бы он у меня был (что в перспективе поправимо) и если бы на улицах города была бы хотя бы нормальная безбарьерная среда для велосипедов, так как постоянно заезжать на бордюры и ехать по мощённым плиткой дорожкам, к тому же постоянно лавируя между пешеходами, не очень-то удобно. Тем не менее, даже сейчас увидеть человека на велосипеде на улицах города можно не так уж редко, но пока это единичные приверженцы двухколёсного транспорта. При наличии соответствующих условий велосипедистов наверняка стало бы больше — ведь не только спрос порождает предложение, но и наоборот. А там, глядишь, и дороги не так будут забиты машинами, и общественный транспорт — пассажирами, и людям таким образом станет более удобно и менее тесно.

Карты стереотипов

Вот как, по мнению карикатуристов, мы смотрим на Европу:


А вот как американцы смотрят на мир:

Взято с сайта Behance Network, там ещё много такого.

Опубликовано в Разное. Метки: , , . Leave a Comment »

Лингвисты — гуманитарии или математики?

Способности к языкам традиционно приписываются гуманитариям, а языкознание считается гуманитарной наукой. «Иностранный язык — это предмет зубрилок», — гласит известная преподавательская поговорка. Однако на своём примере я убедился, что это не совсем так.

Когда-то школьное компьютерное тестирование выявило у меня распределение способностей к гуманитарным и точным наукам как примерно 60 на 40. В школе я учился в классе физико-математического профиля и делал некоторые успехи в математике и информатике (хотя языки, конечно, любил уже тогда). В старших классах, когда у меня появился первый компьютер, я увлекался программированием на языке Visual Basic и даже создавал какие-то простенькие программы. Затем, когда я выбрал для себя языковое высшее образование, я неоднократно жалел, что программистская жилка у меня так и не нашла дальнейшего развития.

Однако не так давно я понял, что рано жалел о том, что математическая часть моего мышления зашла в тупик. Как-то мой товарищ сказал, что «хорошие лингвисты получаются из тех, кто имеет математические способности». Наличие у меня знакомых, отлично разбирающихся и во многих языках и лингвистике, и в программировании, подтверждали эти слова. И тогда я задумался: а как, собственно, я изучаю языки? В самом деле, как? >>