Все дороги ведут к -i

В своей серии записей о финском языке я уже писал о том, как можно облегчить себе запоминание склонений финских существительных. Сейчас решил сделать дополнение к этой записи.

Все существительные в финском языке можно условно разделить на несколько типов по конечному звуку основы, от которых по сути и зависит тип их склонения:

— слова на i;
— слова на o/-u;
— слова на a/-ä;
— слова на -nen;
— слова на n, —s или другой согласный (несколько типов).

Проще всего со словами на i и на o/-u. Слова этих групп всегда склоняются по одному и тому же типу — падежные окончания просто приклеиваются к основе. При этом конечное i меняется на e (järvi «озеро» — järven), а в заимствованных словах (которые, правда, в финском ещё надо суметь распознать) -i вообще не меняется (risti «крест» — ristin). Конечные o/-u  вообще всегда остаются без изменения. Во множественном числе (кроме именительного падежа, который всегда образуется по типу единственного числа) между основой и окончанием вставляется показатель множественного числа i-: järvi — järven, järvea, järvessä — järvien, järvia, järvissä (но: risti — ristin, ristiä, ristissa — ristien, ristejä, risteissa); valtio «государство»valtiojen, valtioja, valtioissa; palvelu «услуга»palvelujen, palveluja, palveluissa. Ну и надо помнить о регулярных чередованиях типа kaupunki — kaupungin, Helsinki — Helsingin,  uusiuuden, minuuttiminuutin, sekuntisekunnin (подробнее см. здесь).

Слова на a/-ä в единственном числе всегда изменяются одинаково, путём такого же механического присоединения падежных окончаний к основе. А вот если вам понадобятся косвенные падежи множественного числа этих слов, то придётся заглянуть в словарь (можно в Викисловарь, например), чтобы посмотреть, к какому из двух типов относится это слово: к более простому типу koira «собака» или к более сложному kala «рыба». В словах первого типа во множественном числе имеем просто i-, в словах второго — oi-: koirien, koiria, koirissa — kalojen, kaloja, kaloissa. По моим наблюдениям, больше слов на —a относится к «сложному» типу kala, а больше слов на — к типу koira. Но каждый конкретный случай нужно проверять.

А большинство остальных типов можно свести к самому распространённому типу склонения — склонению на i. Для этого нужно лишь мысленно подставить немного другую форму именительного падежа, после чего склонять эту гипотетическую форму по всем правилам склонения слов на -i:  А именно:>>

«Принцесса Мария» теперь и до Таллинна довезёт

Как сообщает петербургская газета «Невское время», паром компании St Peter Line «Принцесса Мария», до сих пор курсировавший между Санкт-Петербургом и Хельсинки, теперь пустили по треугольнику Санкт-Петербург — Хельсинки — Таллинн — Санкт-Петербург. Поэтому теперь и особенно летом можно ожидать увеличения наплыва на этот паром туристов, желающих посмотреть две балтийские столицы сразу. Пока паром ходит раз в неделю:


«Отправление от Морского вокзала по воскресеньям в 20.00; утром следующего дня, то есть в понедельник, паром прибывает в Хельсинки. Вечером, в 19.00, отход и буквально через четыре часа прибытие в столицу Эстонии. Ночь на борту, день в Таллине – и в обратный путь. Отрадно также отметить, что паром во всех трёх столицах пришвартовывается к пирсам в центре городов: в Хельсинки – вблизи Кафедрального собора, в Таллине – в нескольких минутах ходьбы от Старого города, в Петербурге – в Гавани».

Ну, питерский морвокзал расположен не так уж близко к собственно центру города, да ещё и метро до него не ходит, а вот оба хельсинкских портовых терминала и вправду находится рядом с центром. В Таллинне, говорят, паром вообще прибывает почти под башни Старого города.

В один Хельсинки лично я бы на пароме не поехал, ибо я не особый любитель развлечений, кои и являются для многих основной привлекательностью путешествия по воде. А добраться из нашей северной столицы до финской можно много на чём ещё, и это займёт скорее меньше времени. А вот если речь идёт уже о двух балтийских столицах, то паром, маршрут которого охватывает их обе, имеет целое множество неоспоримых преимуществ: А именно: >>

Май — это не май!

Наткнулся тут на украинскую песню «Десь за Дніпром гримить гроза» в исполнении коллектива «Рутенія» (гм, гм, а название-то значащее). В тексте песни есть такие строчки:

Вернулись хлопці вже з походу,
Коли зацвів на дворі май.

Ну, пробежал взгляд это место в тексте и устремился дальше. А потом вдург как стукнуло — в украинском же свои названия месяцев, и месяц май там совсем не *май, а травень! Что же значит в этой строчке слово май? Пришлось обратиться в Lingvo и отыскать там, что май — диалектное украинское слово, обозначающее «зелень». Так что хлопцы, о которых поётся в песне, вернулись из похода, когда на дворе зацвела зелень. Конечно, это вполне могло быть в мае, но из текста это прямо не следует.

Вот какие они, ложные друзья переводчика…

Финско-славянские сходства

Изучая грамматику финского языка, нельзя не заметить в ней многочисленных сходств со славянской грамматикой. В общем-то, это не так удивительно, ибо прибалто-финские народы всегда контактировали со славянами и много чего набрались от них в языковом плане, но всё же такие вещи обычно задерживают взгляд носителя русского языка.

Вот некоторые из таких сходств:

1. Числительные требуют от себя существительное не в именительном падеже множественного числа, как во всех уважающих себя западноевропейских языках, а в партитиве (частичном падеже) единственного числа. В русском языке функцию партитива выполняет родительный падеж (во фразах вроде налить воды, отведать обеда), поэтому аналогия получается практически полной: talo «дом» — kaksi taloa «два дома» — viisi taloa «пять домов».

2. В конструкции «у меня есть» существительное идёт в именительном падеже, в конструкции «у меня нет» — в партитиве: Minulla on kissa, mutta minulla ei ole koiraa «У меня есть кошка, но у меня нет собаки».

3. Финский перфект больше похож на славянский (всегда с глаголом «быть»), чем на западноевропейский (обычно с глаголом «иметь» и лишь в отдельных случаях с глаголом «быть»): Olen lukenut kirjaa. = Я прочитал (в некоторых других славянских языках — «я есмь прочитал») книгу.

4. Даже личные местоимения 1-го и 2-го лица немного напоминают славянские: minä «я» (ср. меня), me «мы», te «вы» (ср. ты). Но это скорее не результат заимствования, а доказательство отдалённых родственных связей между индоевропейскими и финно-угорскими языками.

Такие общие черты, безусловно, облегчают изучение языка со столь  непривычной грамматикой и делают его более интересным.

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Если финский язык актуален не для всех, то тест на знание основ безопасности вКонтакте будет очень полезно пройти большинству активных пользователей Сети из России и не только.

Письмо от All-Abc.ru

Сегодня пришло письмо от языкового портала All-Abc.ru:

Видимо, всё-таки не зря живу.

Баннер по техническим причинам поставить не смог, но ответную ссылку на правой боковой панели разместил. Всё-таки All-Abc.ru — это очень даже заслуживающая внимания обширная подборка материалов и контактов для переводчиков и людей, изучающих самые разные языки.

Превратности финской агглютинации

В Викисловаре, по которому я, собственно, и изучаю финскую грамматику, мне встретился такой вот замечательный пример:

Minä pidän appelsiineista
. = Я люблю апельсины.

Данный пример наглядно демонстрирует одну из главных особенностей финского сингармонизма. Для финского языка, как и для других агглютинативных языков, характерна гармония гласных суффикса с гласными корня. В самом упрощённом виде принцип гармонии гласных звучит так: «Гласный суффикса должен быть такого же ряда (заднего или переднего), как гласный корня» (схема для финского языка здесь). В реальности же это правило требует некоторых уточнений.

В тюркских языках (в частности, в турецком) гласный суффикса непосредственно зависит от гласного в предыдущем слоге. Это особенно актуально, когда в основе слова есть гласные как заднего ряда (a, o, u, ı), так и переднего (e, ö, ü, i): kitap «книга» — kitab-ı «книгу», rahmet «Божия милость» — rahmet-i «Божию милость».

В финском же языке гласный суффикса по сути зависит от всех предыдущих гласных в основе. Гласный суффикса может быть передним только тогда, когда все предшествующие гласные основы слова тоже передние. Если в основе есть есть хоть один задний гласный, гласный суффикса автоматически становится задним. Таким образом, если в тюркских языках задние и передние гласные равны в своих возможностях влиять на гласную суффикса, то в финском задние гласные оказываются «равнее» передних.

Вернёмся к нашему примеру. Слово appelsiineista представляет собой внутренний исходний падеж от слова appelsiini «апельсин» («откуда?» — «из апельсинов»). В основе appelsiinei- пять гласных, все из которых, кроме самого первого, передние. Однако этот единственный задний гласный a перевешивает все остальные и заставляет суффикс -sta принимать задний гласный: appelsiiniappelsiinei-sta. So it goes, как сказал бы Курт Воннегут.