Упущенная реформа

Полвека назад комиссия, состоящая из наиболее выдающихся лингвистов того времени (Виноградова, Аванесова, Реформатского, Ожегова, Чуковского и других), подготовила один из наиболее продуманных и целесообразных проектов реформирования русской орфографии, вошедшей в историю как «Проект 1964 года». Всего через несколько лет после утвердившей современные нормы русского правописания, но во многом нелогичной и непоследовательной реформы 1956 года учёные выявили наиболее усложняющие жизнь пишущим на русском языке и наименее нужные современному языку правила правописания и предложили проект их реформирования и упразднения. В их заявлении говорилось следующее:

«Русское письмо не нуждается в революционном преобразовании, надо лишь избавить его от всего противоречивого, двойственного, устарелого, без нужды отягощающего память пишущего. Главная цель — облегчить усвоение орфографии учащимися».

Вот что было предложено:

В подготовленный за два года проект вошли многие из разработанных ранее, но не принятых предложений, в частности:

1. Окончательно упразднить ъ, оставив один разделительный знак ь: вьюга, адьютант, обьём.

2. После ц писать всегда и: цирк, циган, огурци.

3. После ж, ч, ш, щ, ц писать под ударением о, без ударения — е: жолтый — желтеть, бережот — гложет.

4. После ж, ш, ч, щ не писать ь: настеж_, слышиш_, ноч_, вещ_.

5. Отменить двойные согласные в иноязычных словах: тенис, корозия.

6. Упростить написание н — нн в причастиях (писать н — нн в отглагольных образованиях в зависимости от наличия или отсутствия приставки, не дифференцируя слова по грамматическому значению).

7. Сочетания с пол- писать всегда через дефис.

8. Изъять исключения и писать впредь: жури, брошура, парашут; заенька, паенька, баеньки; достоен, заец, заечий; деревяный, оловяный, стекляный. Читать далее…

Реклама

Один день без автомобиля

Сегодня, 22 сентября, отмечается Всемирный день без автомобиля (World Car-Free Day). В этот день автомобилистам предлагается хотя бы на день отказаться от использования своих личных транспортных средств в пользу общественного транспорта, велосипеда или просто передвижения пешком.

Идея этого праздника зародилась в 90-е годы в Европе, в которой городской автомобилизм уже давно уступает место велосипедизму. С точки зрения европейцев, излишнее использование автомобилей в городе не только создаёт нежелательные пробки и делает движение более интенсивным (и, стало быть, более неудобным и опасным для каждого из его участников), но и загрязняет окружающую среду. К тому же ездить на автомобиле неэкономно с точки зрения платы за бензин и за обслуживание своего транспортного средства. Ездить на велосипеде куда проще и безопасней для себя и окружающей среды, при этом сохраняешь все преимущества личного автотранспорта (не надо ходить на дальние расстояния пешком, подолгу ждать автобуса и т.п.). А как у нас? >>

Старая украинская орфография

На украинской 20-гривенной банкноте написаны строчки из Ивана Франка Франко:


Земле, моја всеплодьучаја мати!
Сили, шчо в твојіј  живе глубині,
Крапльу, шчоб в боју сміліјше стојати,
Дај і міні!

«Земля, моя всеплодородная мать!
Силы, что в твоей живёт глубине,
Каплю, чтоб в бою сильнее стоять,
Дай и мне!»

Удивила орфография — шч вместо щ (кстати, более точно отражающая литературную украинскую норму произнесения [шч]), ју/ьу, ја, јі вместо ю, я, ї. Старая орфография времён нахождения Западной Украины в составе Австро-Венгрии?

Странно также написание міні вместо мені «мне». Или у этого слова сто с небольшим лет назад было другое произношение?

Роман без знаков препинания

Интересный приём использовал австралийский писатель Питер Кэри (Peter Carey) в своём романе «Истинная история шайки Келли» (True History of the Kelly Gang). Роман представляет собой псевдо-мемуары легендарного австралийского разбойника Нэда Келли, и дабы придать им видимость поспешно написанного простолюдином текста, Кэри убрал из них все знаки препинания, кроме точек, отделяющих одно предложение от другого. Вот, например, отрывок из начала романа:

God willing I shall live to see you read these words to witness your astonishment and see your dark eyes widen and your jaw drop when you finally comprehend the injustice we poor Irish suffered in this present age. How queer and foreign it must seem to you and all the coarse words and cruelty which I now relate are far away in ancient time.

(В русском переводе:
Даст Бог я доживу увидеть как ты читаешь эти самые слова и твоё удивление и увижу как широко раскрываются твои тёмные глазки и рот раскрывается когда ты наконец поймёшь всю меру несправедливости которую мы бедняки ирландцы терпели в нынешнем веке. Какой непонятной и странной должна она казаться тебе и все грубые слова и жестокости о которых я теперь рассказываю остались далеко в старых временах
).

Даже прямая речь ничем не выделяется:

I told Jem I was going to meet them.

Me too.
We wasnt finished tending to the pigs and chooks we did not care our feet was bare the ground were hard and rocky though we was used to it and run right through the Indian corn. Said Jem We’ll be whipped.
I don’t care.
I don’t care neither.

(В русском переводе:
Я сказал Джему что пойду навстречу.

И я.
Мы не кончили кормить свиней да босыми ногами да по твёрдой каменистой земле но мы были привыкшие и влетели прямо в кукурузу. Говорит Джем.
Ух и выдерут нас.
А мне всё равно.
И мне всё равно).

Сначала читать без знаков препинания было непривычно, но потом я вполне приноровился. Выходит, без пунктуации можно обойтись?..

 

Что такое карильон

А Вы знаете, что такое карильон и как прекрасно он звучит? А ведь, оказывается, этот необычный музыкальный инструмент имеет отношение не только к названию питерского эсперантского клуба Kariljono, но и к старинному русскому выражению «Малиновый звон»:

Знаменитое русское выражение «малиновый звон» пришло к нам из Бельгии. Эту идиому русскому языку подарили карильоны Мехелена. По-французски этот город называли Малин, а звон карильона из Мехелена как раз и назвали «малиновым».

Краткую историю карильона — инструмента, представленного сотнями экземпляров в США и Европе и пока всего двумя в России, читайте в статье на сайте газеты «Взгляд». А вот карильон в действии:

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

А пока в Петербурге собираются установить третий карильон, в Великом Новгороде составлена предварительная программа Второй межрегиональной переводческой конференции Translation Strategies, а в Москве начинается подготовка к VI Московскому фестивалю языков. Оба события пройдут в конце октября.

Кривой Рог

На прошлой неделе в первый раз в сознательной жизни побывал на Украине, в Кривом Роге. В первый раз побывал в другом государстве, в первый раз пересекал границу, в первый раз переводил часы на время другого часового пояса, в первый раз расплачивался другими деньгами и видел надписи на другом языке… Хотя для устного общения вполне хватило старого доброго русского — Украина-то вполне себе Восточная.

Вот какие впечатление оставил у меня город Кривой Рог:

Кривой Рог — город диглоссии
. В Кривом Роге языковая ситуация представляет собой классическую диглоссию: в устной сфере повсеместно используется русский язык (причём большей частью совершенно чистый — со взрывным [г], аканьем и всем прочим), в письменной же — украинский, на котором выполнены все надписи и вывески (иногда с незначительными русскими вкраплениями). При этом найчистішу українську мову в городе можно лишь видеть на этих самых надписях, слышать по радио и телевидению и в объявлениях на вокзалах — в устной речи даже как бы украиноязычные на самом деле говорят на суржике.
Читать далее…

Белорусско-русские параллели

Заметил, что в белорусском языке литературными являются многие слова, которые присутствуют в русском лишь как просторечные. Например, заўсёды «всегда» (русск. прост. завсегда), Расея «Россия» (русск. прост. Расея), рублёў «рублей» (русск. прост. рублёв), сёмы «седьмой» (русск. прост. сёмый), сёння «сегодня» (русск. прост. сёдня), чыгунка «железная дорога» (русск. прост. чугунка).

То же можно сказать о некоторых грамматических конструкциях. Например, отсутствие начального н- у личных местоимений третьего лица, употребляемых с предлогами, в белорусском является литературной нормой, в русском же встречается лишь в сельском просторечии: на ёй «на ней».

Положительно была права одна моя знакомая, которая сказала, что «русский язык плавно переходит в белорусский, белорусский — в украинский, а украинский — в польский». А ещё всё относительно: что в одном языке является нормой, в другом может считаться отклонением от неё. Впрочем, любое языковое изменение начинается с отклонения от нормы… :)