Эсперанто. Критический взгляд

За то время, что я изучаю язык эсперанто, я уже успел понять преимущества этого языка как для изучения, так и для использования. Интернациональная Интэрнациональная в основном лексика, простейшая грамматика по принципу «все правила без исключений» и  «все модели продуктивные», практически безграничные возможности для словотворчества — всё это говорит в пользу la internacia lingvo.

И всё же у меня как заядлого этимолога и здесь нашлось несколько придирок. Возможно, мелких, но всё же …

Как известно, слова в эсперанто заимствованы из основных европейских языков, в основном из французского, немецкого, итальянского и латинского. Подробнее об этимологиях слов в эсперанто я уже писал в Лингвомании и потом дополнил записью у себя в блоге. Поэтому эсперанто — настоящее раздолье для этимологов. И вот этимологичность некоторых эсперантских слов представляется мне несколько странной.

Начнём с самого слова esperanto «надеющийся», представляющего собой субстантивированное причастие настоящего времени от глагола esperi «надеяться». Почему esperi, а не просто speri? Ведь латинский первоисточник этого слова — глагол sperare. Да, во французском и испанском в начале слов, начинающихся на сочетание «s + согласный», добавился протетический гласный e- (фр. espérer, исп. esperar). Но ведь этот e- вторичен, но сути.  Понятно, что слово делалось, скорее всего, «под французский» — это подтверждает пример слова spegulo «зеркало» (лат. speculum), которого нет во французском и которое поэтому не превратилось в *espegulo. Но, может быть, для пущей интернационализации интэрнационализации слова стоило «смотреть в корень», то бишь на латинский источник этой самой интернационализации интэрнационализации?

Неясно и то, почему во взятых из немецкого слов с дифтонгом [ai] (ei) этот самый дифтонг передаётся то под его немецкое написание (ej), то под его немецкое произношение (aj)? Например, нем. heizen [`haitsən] > эсп. hejti «отапливать», нем. Heim [haim] > эсп. hejmo «дом», но нем. scheinen [`ʃainən] > эсп. ŝajni «казаться». Почему? Ведь для эсперанто свойственно единообразие и полностью фонетическое написание слов — даже при передаче иноязычных слов или имён собственных. Так почему же немецкий дифтонг [ai] не передавать везде одинаково — а именно так, как он произносится в языке оригинала, т.е. aj? Почему не *hajti (гмм … или *hajci? Впрочем, ладно, пускай *hajti — [ц] в немецком всё-таки вторичен и происходит от общегерманского [т]; ср. англ. heat). Создаётся ощущение, что создатель эсперанто доктор Людвиг Заменгоф брал слова для своего языка не из литературного немецкого, а из диалектов (нижненемецких?), где и t [т] вместо z [ц], и два гласных (общегерманские *[ai] и *[i:]), в литературном немецком совпавшие в дифтонге [ai], действительно произносятся как два разных звука …

Ещё у меня есть вопросы к эсперантскому слову paŝo «шаг». Почему paŝo, а не paso, как это слово звучит во всех романских языках (от латинского passus)? Зачем было усложнять произношение (и написание) этого слова, если усложнение противно самой природе эсперанто?

К переходам «латинское/интернациональное [ц] > эсперантское [ч] (ĉ)» типа vox, vocis > voĉo «голос» или caelum > ĉielo «небо» придираться не буду. И не потому, что я заядлый итальянист — а в итальянском на место латинского [ц] звучит именно [ч] (с): voce, cielo. Ведь в других романских языках, да и в не-романских (где эти и подобные корни с [ц] представлены в качестве заимствований и интернационализмов интэрнационализмов) на этом месте звучит либо [ц], либо [с]. Но тут у замены [ц] на [ч] в эсперанто, пожалуй, есть оправдание: ведь в эсперантских словах все звуки должны произноситься максимально чётко, чтобы не могло возникнуть непонимания или двусмысленности в понимании. А [ч] звучит чётче, чем [ц], который при произнесении может оказаться похожим на [с].

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Кстати, о словотворчестве. Активное образование и внедрение в русский язык новых слов для заполнения существующих в языке смысловых лакун (пробелов) предлагает русско-американский филолог Михаил Эпштейн в своей еженедельной рассылке «Дар слова».

Реклама

комментария 3 to “Эсперанто. Критический взгляд”

  1. Maristo Says:

    >Создаётся ощущение, что создатель эсперанто доктор Людвиг Заменгоф брал слова для своего языка не из литературного немецкого, а из диалектов (нижненемецких?)

    Из идиша. :)

  2. Ц от Ч не отличишь « Заметки увлечённого лингвиста Says:

    […] заядлому энтомологу этимологу уже давно не нравятся некоторые этимологические непоследовательности в эсп…. В частности, непоследовательность звуков [ц] (c) и [ч] (ĉ) […]

  3. Что есть для меня эсперанто? « Заметки увлечённого лингвиста Says:

    […] в мире нет и с лингвистической точки зрения эсперанто тоже можно покритиковать, и не раз). Но с тех пор, как я познакомился ещё с […]


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: