О положении лингвистики в современной науке (De positione linguisticæ in scientia moderna)

Итак, у нас на факультете лингвистики и межкультурной коммуникации прикрыли аспирантуру. Объявили, что больше не будут набирать аспирантов, то бишь. Причин не объяснили, но предположить можно. Во-первых, со следующего года на нашем факультете, по-видимому, не останется ни одного доктора наук (если не пригласят откуда-то ещё) – а аспирантов имеют право набирать только доктора наук. Во-вторых, на нашем факультете уже учится немало аспирантов – столько, видимо, нынешняя лингвистическая наука не требует. В-третьих – что, наверное, даже более важно – число мест в аспирантуру на гуманитарные науки постоянно сокращают (не у нас, а в Москве, откуда и приходит распределение мест в аспирантуру по университетам, институтам и факультетам).

Можно сетовать на то, что в современном практичном мире наши гуманитарные науки находятся, как ни печально, на вторых ролях (а ведь могли бы и не быть – и тогда бы не было ужасающих языковых и стилистических ошибок на вывесках и т. п.) и постоянно оказываются обделёнными. Но здесь я хочу написать о другом.

Как я уже говорил, на всём нашем факультете со следующего года, возможно, не останется ни одного доктора наук. Их и было-то у нас только два – ныне покойный бывший декан нашего факультета Виктор Васильевич Иваницкий (Царствие ему Небесное!) и его ученица Наталья Владимировна Семёнова, защитившая докторскую диссертацию совсем недавно, в 2005 году (когда она вела у нас на 1-м курсе введение в языкознание). Со следующего года и она не будет преподавать у нас. Все остальные преподаватели нашего факультета, даже маститые, умудрённые возрастом и опытом и всеми нами уважаемые (самым старшим от 60 до 76 лет) – все кандидаты филологических или педагогических наук. Мой папа по этому поводу одно время очень удивлялся и посчитал, что «люди не хотят двигаться дальше, и им достаточно такого уровня, какой у них есть». Я бы так, конечно, не сказал; те же Леонора Кузьминична Чистоногова, Владимир Николаевич Пучков или Геннадий Михайлович Барковский с их опытом, знаниями и способностями вполне могли бы стать докторами наук, защитив докторскую диссертацию. Но не стали.

Может быть, это следствие провинциальной неамбициозности? Вот мамина институтская подруга осталась работать в Нижнем Новгороде в институте, в котором училась (а впоследствии – в другом вузе), и сначала совершенно не хотела идти в аспирантуру. Но её заставили, сказав: раз вы у нас научный сотрудник, то надо расти научно, приобретать научную степень. Поэтому она пошла в аспирантуру на педагогику, защитилась, стала кандидатом наук. Через некоторое время ей сказали: теперь вы у нас ведущий (или там старший) научный сотрудник, нужно ещё расти в научном плане. Пришлось ей поступать в докторантуру и писать докторскую диссертацию … Не знаю – может, она её уже даже и защитила. Да, в больших городах росту карьеры придают большое внимание.

Моя мама, однако, предположила другую причину того, что у нас на факультете одни кандидаты, а на филологическом, философском или в политехе докторов наук куда больше. Она считает, что это связано со спецификой нашей специальности. Нам очень трудно найти что-то действительно новое в нашей науке, чтобы в нашей работе была актуальность и новизна. В лингвистике (во всяком случае, основанной на материале европейских языков) уже всё исследовано-переисследовано. Когда Наталья Владимировна Семёнова меня спрашивала, какой работой я бы хотел заняться в аспирантуре (теперь уже всё равно не получится), я сказал, что мне фонетика всего милей. И действительно, из всего языкознания я больше всего люблю копаться в фонетике и особенно в фонетических соответствиях и изменениях в разных языках. Но Наталья Владимировна охладила мой пыл, сказав, что в 19 веке младограмматики уже настолько досконально исследовали фонетику, что там уже и исследовать-то осталось нечего. Она мне предложила исследовать передачу евангельских концептов (любовь, милосердие и др.) в переводах Евангелия на разные языки. Тема, конечно, тоже интересная: её исследование также давало бы возможность изучить древнегреческий и старославянский языки (что мне хотелось бы когда-нибудь сделать) и почитать Евангелие на самых разных языках (английском, немецком, латинском, готском, древнегреческом, старославянском). Теперь уже всё равно не получится, а читать Евангелие на разных языках и учить древнегреческий и старославянский мне, видимо, придётся когда-нибудь самостоятельно.

Вернёмся теперь к нашей теме. На философском и филологическом факультетах много докторов наук, вероятно, оттого, что там проще исследовать какую-то неизведанную раньше тему, да так, чтобы из неё получилась диссертация. Ведь на философии как хочешь – так и толкуй данную теорию. Поэтому, как мне говорили (и как я сам убедился при сдаче кандидатского экзамена по истории и философии науки), экзамены на философском факультете проходят не в форме оттарабанивания заученного материала преподавателя, а в форме беседы с ним. Меня вот даже спросили, можно ли найти какие-то предпосылки для научного знания в поэмах Гомера :) Так что там поле для деятельности будущих кандидатов и докторов наук очень обширное.

С литературоведением то же самое – как хочешь, так и толкуй данное произведение. Ведь что точно хотел сказать автор, точно знает только один автор. А если этого автора уже нет в живых, как и вовсе никто не знает. Вспомним традиционную школьную трактовку «Мастера и Маргариты» – и взгляд на неё Андрея Кураева. Как говорится, две большие разницы. А у моего товарища по шахматам Евгения с филфака есть ещё третье толкование этого романа (кстати, тоже весьма правдоподобное). В общем, сколько людей – столько и мнений. Опять-таки новизну исследования найти гораздо проще.

Ну, а про технарей и вовсе говорить нечего – они и в качестве дипломных работ зачастую делают собственные разработки или изобретения либо исследуют перспективные теории, коих в их областях великое множество. С диссертациями – то же самое.

А нашему брату лингвисту жить сложнее :) наверно.

P.S. Запоздало надо будет прочитать книгу Умберто Эко «Как написать дипломную работу» (Come scrivere la laurea).

————————————————————————————————
В других блогах:  Вячеслав Иванов просит не путать лингвистов с филологами. Прошу о том же и я, при всём моём уважении к коллегам-филологам, русистам и литературоведам, коих немало и среди моих знакомых.

Реклама

комментария 2 to “О положении лингвистики в современной науке (De positione linguisticæ in scientia moderna)”

  1. Ŝłàwík Says:

    Не понял, ты поступил или нет?

    Аспирантуру сокращают по двум причинам. Во-первых, системе больше нравятся платные места :) Во-вторых, народ очень плохо защищается — 10-20% от поступающих выходят на защиту.

  2. max425 Says:

    Пока что сдаю кандидатские экзамены и ищу другие направления для поступления.

    >народ очень плохо защищается — 10-20% от поступающих выходят на защиту

    А остальные бросают, что ли?

    Проблема ещё в том, что по данной специальности ещё не в каждом городе можно найти диссертационный совет для защиты. У нас в Великом Новгороде реально защититься, говорят, только по педагогике. По лингвистике ездят защищаться обычно даже не в Питер или Москву, а в Ярославль, Белгород и т.д. — где проще найти совет научномй руководителю :)

    А Вы у себя в Питере защищались?


Добавить комментарий для max425 Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: